Право

Гражданин Российской Федерации – субъект осуществления общественного контроля в России

Введение. Общественный контроль является атрибутом развитого гражданского общества в государстве. В России федеральный закон, регламентирующий порядок осуществления общественного контроля, был принят в 2014 г. Этот закон закрепил ограниченный круг субъектов осуществления общественного контроля в России, вместе с тем текущее законодательство свидетельствует о фактическом включении в данный механизм иных, не закрепленных в законе субъектов. Гражданин Российской Федерации непосредственно не перечислен федеральным законом в ряду субъектов осуществления общественного контроля, вместе с тем закон предусматривает формы участия граждан в рассматриваемом процессе. Теоретический анализ. Россия сегодня стоит на пути демократического преобразования всех государственных институтов. Реализация основополагающих конституционных положений в части признания прав и свобод человека и гражданина высшей ценностью невозможна без функционирования инструментов общественного контроля над деятельностью органов публичной власти. Развитая демократия предполагает осуществление общественного контроля всей совокупностью многоуровневой системы институтов гражданского общества, в центре которой стоит гражданин. Эмпирический анализ. Анализ содержания Федерального закона «Об основах общественного контроля в Российской Федерации» с точки зрения закрепления субъектов осуществления общественного контроля и форм его реализации позволяет сделать вывод, что фактически данный Закон продублировал закрепленные ранее Федеральным законом «Об Общественной палате Российской Федерации» формы осуществления общественного контроля и его субъектный состав. Действующее законодательство свидетельствует о том, что центральным звеном в числе субъектов осуществления общественного контроля являются общественные палаты и общественные советы, функционирующие в России, и об отсутствии правовых гарантий участия гражданина в осуществлении общественного контроля. Результаты. Современное развитие порядка осуществления общественного контроля в России предполагает необходимость законодательного закрепления непосредственных форм участия граждан Российской Федерации в рассматриваемом механизме. Непосредственными формами такого участия могут быть: обращения в органы государственной власти и органы местного самоуправления в форме предложения с широким информированием общественности через ресурсы Интернета; участие граждан в избирательном процессе в качестве общественных наблюдателей; участие в качестве члена общественной палаты любого территориального уровня организации; участие в качестве членов общественных объединений и иных негосударственных некоммерческих объединений; участие в качестве общественных инспекторов и экспертов по инициативе граждан России.

Несбалансированность закона как фактор противодействия его реализации

Введение. В статье проводится анализ частного проявления дефектного состояния правовой материи, имеющего место в содержании актов высшей юридической силы, ведущего к несбалансированности закона и правового регулирования. Основная задача состоит в том, чтобы показать последствия несбалансированного закона, выражающиеся в возникновении ситуаций противодействия его реализации, затруднении достижения юридически значимых целей различными субъектами отношений. Теоретический анализ. Для решения поставленной задачи автором изучена специальная литература по вопросу баланса и дисбаланса юридической сферы; по установлению возможностей использовать категории, отражающие процессы в более масштабных образованиях правовой природы; определению оснований и причин несбалансированности закона, ведущей к возникновению двойственной и непонятной практики реализации закона, неравному отражению прав и обязанностей, а также интересов контрагентов и т.д. Эмпирическому анализу подвергнут ряд законов, которые по своему содержанию дефектны, но не дают оснований для возбуждения процедур признания их недействующими, неконституционными и т.д., а формируют лишь условия противодействия их реализации, а также судебная практика применения несбалансированных законов. Результаты. Автор приходит к выводу о том, что оснований для недопустимости анализа нормативного правового акта как несбалансированного нет. Причинами несбалансированности закона могут быть существенные ошибки при формулировании содержания, нарушение принципа единства прав и обязанностей, несоответствие правового статуса адресатов закона, усмотрения и пределов полномочий, правомочий и ответственности.

К вопросу о легитимности современной конституционной реформы

Введение. Реформирование Основного закона на протяжении новейшей истории России обусловлено политической целесообразностью трансформации президентской власти. До середины 2000-х гг. конституционная незыблемость, поддерживаемая властью, была направлена на сохранение ее политической стабильности. Теоретический анализ. Российская Федерация вошла в новый этап конституционного развития, обусловленный необходимостью конституционализации - придания легитимного характера сложившейся президентской власти. Любая конституционная реформа требует теоретического осмысления ее легитимности, целесообразности, легальности (законности). Эмпирический анализ. Основным фактором современного конституционного реформирования выступает необходимость конституционализации президентской власти. Результаты. Введение дополнительных процедур по принятию поправки к Конституции свидетельствует о политической воле Президента РФ заручиться поддержкой активных участников конституционных процессов, тем самым облечь в легитимную и легальную форму проводимую конституционную реформу.

Правовая определенность личности и демократия: что позволено «конституционному законодателю»

Введение. В статье анализируется правовая определенность личности как стабильность содержания фундаментальных прав и свобод в контексте демократических процессов реформирования действующего законодательства и Конституции Российской Федерации. Теоретический анализ. В статье отмечается, что необходимость стабильности основных прав и свобод человека находится в определенном противоречии с их динамическим, эволюционным характером. Cтавится вопрос о возможных и необходимых пределах мажоритарной демократической воли большинства в отношении трансформации правовой системы в целом и конституционных прав и свобод в частности. Рассматриваются некоторые «точки напряженности» между демократией и верховенством права. Результаты. На основе изложенного в статье делается вывод, что участие в процессах демократического преобразования правовой системы может рассматриваться как право на демократию и в таком понимании нуждается в поиске баланса с иными фундаментальными правами и свободами. Именно на основе подобного баланса должна обеспечиваться правовая определенность личности, объединяющая в себе, с одной стороны, стабильность содержательных характеристик основных прав и свобод, а с другой – расширение правовых притязаний, эволюцию прав человека.

Судебная власть и конституционное равновесие

Введение. В статье анализируются предпосылки для изменения Конституции РФ, существующие в системе российского права. Для России, имеющей четвертьвековой законотворческий опыт в условиях демократических общественно-политических отношений и рыночной экономики, крайне актуален вопрос оценки потенциала действующей редакции Конституции. Теоретический анализ. В Конституции РФ важным векториальным принципом является ее нацеленность на личность человека, обеспечение его прав и свобод. Данный конституционный принцип реализуется путем наделения каждой из ветвей власти равным объемом полномочий и ответственности для участия в государственном управлении. Эмпирический анализ. Доказано, что наиболее распространенной причиной нарушения баланса в системе сдержек и противовесов являются сами изменения, происходящие в обществе. Рассматриваются отдельные признаки имеющегося дисбаланса между ветвями государственной власти. Выводы. Делаются выводы об отсутствии объективных оснований для пересмотра основных положений Конституции РФ или принятия ее новой редакции. При этом рассматривается возможность внесения отдельных, точечных изменений в положения Конституции РФ, касающиеся полномочий ветвей государственной власти.

Принцип всеобщности и разумность ограничения пассивного избирательного права

Введение. Принцип всеобщности выдвигается на первое место среди принципов избирательного права и означает предоставление государством большинству своих граждан права на участие в формировании органов публичной власти. Однако всеобщность не является абсолютной и предполагает определенные изъятия в виде условий реализации права быть избранным и требований к кандидатам в депутаты и на выборную должность. Цель настоящего исследования – определить, обеспечивается ли в России принцип всеобщности пассивного избирательного права, а также проанализировать разумность и обоснованность вводимых избирательных цензов. Теоретический анализ. Установление требований к кандидатам и условий реализации ими права быть избранными, по сути, являются ограничениями пассивного избирательного права. Целью же любых ограничений прав человека и гражданина может быть только предупреждение наступления вредных для общества и индивидов последствий. Эмпирический анализ. Практика российских выборов показала, что законодательные условия предоставления права быть избранным могут меняться с завидной регулярностью, при этом они не всегда отвечают конституционным положениям и международным стандартам выборов. На это указывают приведенная в работе судебная практика, аналитические материалы, размещенные на сайте Центральной избирательной комиссии РФ и в средствах массовой информации. Отмечается особая роль в защите избирательных прав Конституционного Суда Российской Федерации, который неоднократно признавал неконституционными нормы Закона о выборах в случае необоснованной дискриминации избирательных прав российских граждан. Результаты. Проведенное исследование показало, что избирательные цензы в Российской Федерации являются в целом общепринятыми изъятиями из всеобщего избирательного права и соответствуют стандартам демократических выборов. Автор приходит к выводу, что ограничения пассивного избирательного права, введенные в последнее десятилетие, направлены на защиту конституционно охраняемых ценностей, являются разумными и обоснованными. Предложение вписать последние в текст Конституции РФ направлено на обеспечение стабильного демократического развития России. Вместе с тем предполагается более целесообразным включить избирательные цензы в ст. 32 Конституции РФ.

Стратегия развития информационного общества и информационно-коммуникативной культуры в Российской Федерации

Введение. Интернет-технологии на рубеже XX–XXI вв. коренным образом воздействовали на все сферы общественной жизни, привели к революционному скачку в развитии российской цивилизации. Постиндустриальное общество перешло в качественно новое состояние – информационное общество, которое характеризуется увеличением удельного веса интеллектуального труда, ростом объема научного знания и информации, которые используются в производстве; переходом экономических и социальных функций капитала к информации, которая приобретает многофункциональное значение, становясь продуктом производства, стратегическим ресурсом, объектом коммуникаций и проч. Теоретический анализ. Одновременно с развитием информационного общества формируется и его духовное ядро – специфическая информационно-коммуникативная культура, вбирающая в себя опыт, нормы и практики, идеологии, ценности пользователей сети. Государство, как участник интернет-пространства и центральный субъект информационного обмена, не может стоять в стороне от происходящих процессов и формулирования стратегических ориентиров развития информационного общества. Эмпирический анализ. Политически значимым решением России был переход к информационному обществу, который обеспечивается на основе правовых актов стратегического значения. Правовой базис формирования и развития информационного общества был подготовлен в Стратегии его развития, принятой в 2008 г., а также в Стратегии развития информационного общества в России с 2017 по 2030 г. Оба документа направлены на повышение уровня благосостояния населения, развитие интернет-индустрии, повышение качества государственных услуг, предоставляемых посредством электронных технологий, а также переориентацию социально-экономической сферы. Меры для этого, обозначенные в Стратегии 2017–2030, должны найти конкретизацию на уровне отраслевого и подзаконного законодательства. Результаты. В результате проведенного исследования автор приходит к выводу о необходимости государственного управления информационным обществом на основе документов стратегического планирования.

Информационно-коммуникативная культура как условие реализации некоторых прав граждан (на примере процессуального законодательства)

Введение. Статья посвящена анализу значимости уровня развития информационно-коммуникативной культуры граждан для реализации их прав в судебном процессе. Охватившие мир интернетизация и цифровизация заставляют по-новому взглянуть на необходимость осмысления уровня сформированности информационно-коммуникативной культуры при правотворческом процессе. Теоретический анализ. Проанализирована зависимость реализации некоторых прав граждан от уровня сформированности информационно-коммуникативной культуры граждан и общества в целом. Рассматривается неоднозначность предположения высокого уровня правовой и информационно-коммуникативной культуры при правотворческом процессе, что может в дальнейшем стать препятствием для реализации прав граждан. Результаты. Автор отмечает, что сокращение устности при происходящих процессах информатизации и интернетизации не должно априори вести к признанию высокого уровня сформированности информационно-коммуникативной культуры граждан, над этим процессом необходимо системно и планомерно работать. Представляется нелогичным предполагать зависимость успешной реализации некоторых норм от наличия определенного уровня правовой и информационно-коммуникативной культуры у гражданина.

Правовое, социальное и полицейское государство в оценках студентов-юристов

Введение. В юридической литературе и исследованиях нет существенных различий в понимании правового государства. На основании существующих теорий правового государства современные авторы научных публикаций и учебников составляют перечни признаков «настоящего правового государства», «настоящего социального государства», а также их антипода – «полицейского государства». Теоретический анализ. Феномен правового государства существует в нормативно-идеологическом, институциональном и функциональном измерениях. У Российского государства, в силу естественных условий его развития на рубеже минувшего и нынешнего веков, сложился свой специфический институциональный дизайн, не всегда соответствующий тому нормативному образу российской правовой государственности, которая отображена в Конституции РФ. Эмпирический анализ. Проведено социологическое исследование среди студентов-юристов, обучающихся по программе бакалавриата (очная и заочная формы). Задачей исследования было установить, как именно студенты, будущие квалифицированные работники правоохранительных структур и структур государственного управления понимают, что такое правовое государство. Всего было привлечено 90 респондентов от 19 лет до 21 года. Им было предложено пять вопросов, касающихся характеристик «правового», «полицейского» и «социального» государств и шаблонные варианты ответов. Из них респонденты могли в свободном режиме и любом количестве выбирать те, которые наиболее соответствуют их пониманию предмета опроса. Результаты. Установлено, что студентыюристы довольно успешно решают задачу различения разных типов государства, однако они не видят того генерального направления, в котором существенное изменение характеристик государства могло бы породить некоторое его принципиально новое качество.

Философия права в контексте постнеклассической науки: методологический плюрализм и случай коммуникативной теории права

Введение. Статья посвящена роли методологического плюрализма в развитии коммуникативной теории права. Специфика современной постнеклассической рациональности детерминирует рост междисциплинарных исследований, предъявляя к философии права новые требования. В этой связи встает вопрос о реализации принципа методологического плюрализма в коммуникативном правопонимании. Теоретический анализ. В статье рассматривается дедуктивный монометодологический характер классических типов правопонимания, показываются барьеры, блокирующие методологический плюрализм. Коммуникативная теория права трактуется как постнеклассическая научная теория, основанная на открытом полилоге с различными социальными теориями и ориентированная на поиск интегративного правопонимания. Эмпирический анализ. Показана работа принципа методологического плюрализма в теории коммуникации как ключевого источника коммуникативной теории права. Представлена стратегия детализации базового категориального ряда теории коммуникации входящими в ее состав дисциплинарными направлениями, в том числе и коммуникативной теорией права. Результаты. Показаны способы теоретической коммуникации междисциплинарных областей в коммуникативной теории права, установлены перспективы применения принципа методологического плюрализма в коммуникативной теории права, его эвристический потенциал для ответов на вопросы о том, кто создает право, какие инструменты для этого использует и к каким последствиям для социальной системы это приводит.

Страницы