Право

Запрет дискриминации по признаку «отношение к религии» – гарантия реализации конституционного принципа равенства прав и свобод человека и гражданина независимо от отношения к религии в Российской Федерации

Введение. Статья посвящена рассмотрению запрета дискриминации по признаку «отношение к религии» в контексте содержания конституционного принципа равенства прав и свобод человека и гражданина независимо от отношения к религии. Обсуждение. Автором статьи предпринята попытка определить правовую природу запрета дискриминации по признаку «отношение к религии». Проведен анализ законодательства Российской Федерации на предмет наличия рассматриваемого запрета на дискриминацию. Исследованы решения Европейского суда по правам человека о дискриминации религиозного вероучения. Определен состав субъектов и объектов дискриминации по признаку «отношение к религии», перечислены формы и методы такой дискриминации. Заключение. Определен характер запрета дискриминации по признаку «отношение к религии» в контексте конституционного принципа равенства прав и свобод человека и гражданина независимо от отношения к религии. Отмечено различие в разрешении судебных споров о дискриминации по признаку «отношение к религии» в международной и российской судебной системах.

Конституционное право каждого свободно производить информацию: понятие и сущность

Введение. Статья посвящена комплексному анализу конституционно-правового регулирования права каждого производить информацию. Теоретический анализ. Автор рассматривает различные подходы ученых к содержанию права на информацию. В большинстве случаев право на производство информации  рассматривается как правомочие права на информацию. В российском законодательстве отсутствует понятие «производство информации», однако наряду с таковым используются синонимичные понятия, которые отражают суть производства информации, а именно: «изготовление», «создание», «редактирование», «обработка», «формирование», «подготовка» информации. Рассматриваются составляющие конституционной формулировки «каждый имеет право производить информацию». Результаты. Автор отмечает, что право на производство информации можно рассматривать как субъективное конституционное право создавать информационный продукт независимо от формы его представления в процессе творческой, производственной и иной общественно полезной деятельности человека и гражданина, как право изготавливать, обрабатывать, подготавливать и редактировать информационную продукцию с целью тиражирования такой информации. Автор предлагает рассматривать право на производство информации как самостоятельное субъективное право и формулирует собственное понятие конституционного права на производство информации.

Правовая природа и содержание конституционной категории «состояние здоровья» человека

Введение. Статья посвящена комплексному анализу правовой природы и конституционной сущности категории «состояние здоровья» человека. Обсуждение. «Состояние здоровья» человека является конституционной категорией, находит отражение в действующей Конституции Российской Федерации, ряде федеральных конституционных и текущих законах, широко используется в различных отраслях права. Однако на сегодняшний день нет четкого законодательного определения понятия «состояние здоровья» человека, хотя как юридическая категория она часто определяет возможность наступления различных правоотношений, если они обусловлены законодательными требованиями к состоянию здоровья человека. С целью научного обоснования и законодательного оформления термина «состояние здоровья» человека проводится исследование дефиниций «состояние» и «здоровье» в историческом, научном и нормативном аспектах. Автор отмечает, что «состояние» – это характеристика бытия, а «здоровье» – многоаспектная категория, изучением сущности которой занимаются ученые на протяжении всей истории существования человеческого общества. Заключение. В результате системного метода исследования дефиниций «состояние» и «здоровье» предлагаются авторские понятия «здоровье», «состояние здоровья» человека, которые необходимо ввести в действующее законодательство как нормы определения для уточнения их значений в правоприменительной практике.

Понятие и содержание таможенного администрирования в Евразийском экономическом союзе

Введение. Современные реалии требуют от таможенных органов улучшения качества таможенного администрирования. Однако, несмотря на широкое  использование этого понятия, его содержание до сих пор четко не определено ни на уровне законодательства, ни в научной литературе. Цель. Основная цель работы состоит в исследовании понятия и содержания таможенного администрирования, что особенно актуально в условиях функционирования Евразийского экономического союза. Результаты. Изучение института таможенного администрирования способствует правильному закреплению рассматриваемого понятия в научной, справочной литературе и законодательстве. Заключение. Таможенное администрирование рассматривается как такое функционирование системы управления в области таможенного дела, при помощи которого реализуются правоохранительная и фискальная функции таможенных органов, повышаются надежность и качество совершения таможенных формальностей. Предложены возможные пути совершенствования рассматриваемого института.

Правовое обеспечение подготовки юристов и политологов в условиях внедрения профессиональных стандартов

Введение. Настоящая статья посвящена анализу проблем правового обеспечения подготовки специалистов с высшим образованием в сфере юриспруденции и политологии. Данные проблемы получили актуальность в связи с необходимостью повышения качества содержания высшего образования и реализации востребованных образовательных программ в условиях ориентации деятельности образовательных организаций на реальный сектор экономики и интересы работодателей. Именно поэтому вопрос внедрения профессиональных стандартов и развития профессионально-общественной аккредитации образовательных программ в области юриспруденции и политологии становится одним из важнейших направлений развития современной системы образования. Выбор направлений исследовательского интереса обусловлен необходимостью усовершенствования механизма подготовки квалифицированных кадров в области  юриспруденции и политологии, не просто обладающих фундаментальными знаниями, но, прежде всего, владеющих актуальными навыками, свободно ориентирующихся в особенностях регулирования общественных отношений на современном этапе, т. е. конкурентноспособных на рынке труда. Цель. Основная цель работы состоит в выявлении проблемных аспектов правового обеспечения подготовки юристов и политологов в условиях модернизации системы высшего образования в современной России. Результаты. Авторами проведен анализ законодательных норм, регулирующих общественные отношения, складывающиеся в сфере подготовки кадров с высшим образованием, в области юриспруденции и политологии в связи с разработкой и внедрением профессиональных стандартов и развитием института профессионально-общественной аккредитации. Заключение. Авторы приходят к выводам о наличии отдельных проблем, обусловленных отсутствием во ФГОС ВО четкого понимания конкретных профессиональных направлений деятельности будущих специалистов, противоречиями между нормами федерального законодательства и правовыми актами органов исполнительной власти, трудностями в определении содержания профессиональных стандартов в сфере юриспруденции и политологии.

Особенности применения универсальных критериев научности в юриспруденции

Введение. Универсальные критерии научности имеют свою специфику применения в юриспруденции, что обусловлено как минимум двумя обстоятельствами. Во-первых, универсальные критерии научности выработаны в условиях классической философской картины мира, а в эпоху постнеклассической философии актуализировался вопрос о ревизии системы универсальных критериев научности, так как не все из них вообще способны «работать» в иррациональных условиях. Второе связано с общим характером универсальных критериев, не учитывающих изначально особенности объектно-предметной области юридических наук. Это обстоятельство вкупе с отсутствием дисциплинарных критериев юридического знания «огрубляет» результативность применения универсальных критериев к оценке юридического знания на предмет научности. Соответственно, сочетание, набор критериев научности применительно к конкретным юридическим явлениям могут быть неодинаковыми. Эти вопросы требуют пристального изучения в связи с появлением новых социальных феноменов, требующих правового осмысления, введения определений их понятий в категориальный аппарат общей теории государства и права. Цель статьи состоит в рассмотрении комплекса универсальных научных критериев, необходимых и пригодных для стандартизации юридического знания. Результаты. В связи с тем, что система таких частных (дисциплинарных) параметров не сложилась, в качестве критериев научности юридической науки используются универсальные стандарты знания, разработанные в философии науки. Они представляют собой сложную систему оснований науки, состоящую из теоретических и логических, а также эмпирических параметров. Но их зачастую недостаточно для качественной оценки юридического знания. В статье рассмотрено, как применяются некоторые теоретические и логические критерии научности к выявлению научных оснований различных правовых явлений. Иными словами, показано, при каких условиях (при наличии каких оснований) правовое явление может быть объектом научного анализа. Выводы. Критерии научности – это необходимые параметры оценки государственно-правовых явлений, позволяющие стандартизировать юридическое знание. Их система, особенности применения зависят от объектно-предметной области науки, исторических и социокультурных условий, а также от преобладающей (господствующей) методологии.

Особенности «риска» и его проявление при исполнении судом процессуальных обязанностей

Введение. Решая конкретные социально-важные задачи, отраслевое законодательство и правоприменительная практика не выработали единого подхода в определении «риска», что предопределено его многогранностью и ее неоднозначной интерпретацией в научных трудах и современном законодательстве.

Цель исследования – разработка теоретических положений, раскрывающих особенности риска в гражданском судопроизводстве. Особое внимание автором уделяется наиболее спорным признакам риска – это его применимость к действиям суда, исполняющего процессуальные обязанности. В статье обращено внимание на значение «риска» в научном и эмпирическом аспектах. Диалектический анализ позволил оценить результаты нормотворчества и судебного правоприменения, исторический и сравнительный методы научного познания способствовали объективной оценке качества действующего процессуального законодательства, системный метод позволил интерпретировать категориальный аппарат на примере изучения «риска», метод правового моделирования послужил обоснованием предложений по совершенствованию законодательства.

Результаты. Риск – это категория, свойственная не только для определения заинтересованности лиц, участвующих в деле. Риск, имея объективное и субъективное обоснование, является основополагающей категорией процессуального права, в котором свобода выбора субъектов права не ограничивается лишь дозволительно-распорядительными средствами, но она обоснована нормативными предписаниями для обязанных субъектов. Традиционное положение процессуального законодательства о процессуальных рисках сторон и иных лиц, участвующих в деле, вполне распространимо и применимо для суда, исполняющего процессуальные обязанности.

Заключение. В ряде случаев ссылка на законодательство, предусматривающее «риск» для субъектов права, не всегда состоятельна и отражает его онтологический характер. Категория «риск», имея широкое предназначение в процессуальном праве, выражает пример диспозитивности российского цивилистического процессуального законодательства с особенностями его правового регулирования отдельных правовых институтов, с одной стороны, и процессуальную невозможность определения последствий правового действия, которые могут наступить для субъектов права, его применяющих, с другой.

Правовые проблемы взаимодействия государства и политических партий в современной России

Введение. В статье обосновано суждение о недостаточной урегулированности вопроса взаимодействия государства и политических партий: в законе детально не закреплены ни принципы, ни формы, ни порядок, ни сферы взаимодействия политических партий с государством. Отсутствует механизм учета и внедрения рекомендаций и предложений политических партий в государственно-управленческую сферу, что делает невозможным реальное влияние политических партий на государственную политику. Между тем законодательство о политических партиях содержит требования, предъявляемые к созданию, деятельности партий, а также прописана система государственных гарантий в информационной, финансовой и иных сферах.

Цель. Цель работы состоит в обосновании идеи о том, что о паритетных началах во взаимодействии государства и политических партий говорить не приходится, скорее – об одностороннем воздействии государства на партии.

Теоретический анализ. Законодательная регламентация взаимодействия партий и государства закреплена лишь в ст. 10 ФЗ РФ «О политических партиях» в форме запрета взаимного влияния на деятельность друг друга, что явно не достаточно для эффективного сотрудничества. А именно оно должно быть условием полноценного развития политической и государственно-правовой систем. Отсутствие четко прописанных принципов, форм и методов взаимодействия государства и политических партий привело, во-первых, к воздействию государства на политические партии, прежде всего, через систему финансово-информационных ресурсов, предоставляемых партиям, участвующим в выборах, а во-вторых, к выборочному контролю за деятельностью политических партий, что приводит к неравенству фактического положения последних.

Выводы. Анализ российского законодательства показал, что многоаспектная цель создания и деятельности политических партий в России не может быть реализована, поскольку во взаимодействиях с государством политические партии находятся в подчиненном положении, поскольку действенных гарантий и механизмов влияния на государственно-правовую жизнь не имеют.

Категория «общественный контроль» в конституционном законодательстве зарубежных государств

Введение. Данная статья подвергает анализу конституционное законодательство зарубежных стран на предмет наличия в нем нормативного закрепления категории «общественный контроль». Изучаются юридико-технические подходы к определению содержания данного понятия, применяемые в иностранных государствах, а также выделяются общие и специфические черты институциализации общественного контроля в национальных правовых системах. Основная цель работы заключается в исследовании особенностей правопонимания и правореализации общественного контроля в зарубежных странах.

Результаты. Проведен анализ норм конституций зарубежных государств, закрепляющих основы народовластия. В статье показана зависимость использования категории «общественный контроль» в конституционном законодательстве стран в зависимости от национальных особенностей организации и функционирования политико-правовых систем. Особое внимание уделено влиянию российской правовой системы на развитие законодательства в сфере общественного контроля в странах СНГ.

Заключение. Автор приходит к выводу, что зарубежные страны достаточно редко используют концепцию общественного контроля, заменяя ее в большинстве случаев концепцией гражданского участия, предполагающей, по сути, идентичные формы и способы взаимодействия государства и гражданского общества.

Информационно-правовой режим государственных и муниципальных информационных систем

Введение. Государственные и муниципальные информационные системы являются важнейшим инструментом построения платформы электронного правительства и цифровой экономики. Системное изучение и совершенствование их правового обеспечения возможно через призму категории «правовой режим».

Теоретический анализ. Выделяются административные и объектные правовые режимы. Правовой режим информационных систем относится к объектным. Под правовым режимом государственной (муниципальной) информационной системы предложено понимать комплекс взаимосвязанных правовых средств, направленных на достижение требуемого социального эффекта от использования данной информационной системы.

Эмпирический анализ. Структурно правовой режим представляет собой систему взаимосвязанных и взаимодействующих элементов, среди которых могут быть выделены нормативные и ненормативные элементы. Особое значение среди последних имеет цель установления правового режима, принципы института государственных и муниципальных информационных систем. Блок нормативных элементов формируется, в первую очередь, нормами, определяющими правовой статус участников информационных отношений, связанных с созданием и использованием государственных и муниципальных информационных систем.

Результаты. Предложено выделить следующие обязательные нормативные элементы правового режима государственной (муниципальной) информационной системы: цель создания и назначение информационной системы; требования к составу и содержанию ее информационного ресурса; требования к техническому, программному, лингвистическому обеспечению информационной системы; требования к процессам создания информационной системы (включая ввод в эксплуатацию, модернизацию, вывод из эксплуатации); правовой статус поставщиков информации; правовой статус пользователей информации; правовой статус оператора информационной системы.

Страницы