Право

ПРАВОВАЯ ПОЛИТИКА В СФЕРЕ ИНТЕРНЕТ-МЕДИЦИНЫ: ВЫЗОВЫ БУДУЩЕГО

Интенсивное внедрение информационных технологий в пространство  медицины стремительно изменяет  способы диагностики и лечения, формы взаимодействия врача и пациента,  организацию  лечения  и  восстановления  здоровья. Наиболее  тесно данные процессы  связаны с развитием  интернет-медицины, поэтому в статье  анализируется правовая политика  в этой сфере.  Методы.  Исследование  интернет-медицины как объекта правовой политики  опирается на  общефилософский диалектический метод познания, общенаучную группу  формально-логических методов,  системный подход и структурно-функциональный  анализ, а также частнонаучные – формально-юридический и сравнительно-правовой методы, позволяющие рассматривать интернет-медицину как объект права и правовой политики.  Результаты.  Авторы  приходят  к выводу, что сфера интернет-медицины нуждается в проведении адекватной правовой политики,  направленной  на  оптимизацию процессов интеграции интернет-медицины в систему электронного здравоохранения. Первым шагом к ее  созданию должны стать конкретизация доктринальных основ, легальное закрепление  базовых  биоэтических  принципов  в  качестве  исходных  положений правовых  статусов субъектов медицинских правоотношений в интернет-медицине. 

ВИКТИМОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ УЧАСТНИКОВ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

В Российской Федерации защита  участников уголовного судопроизводства  от преступных посягательств является  актуальной и практически значимой проблемой. К одной из особенностей рассматриваемых общественно опасных деяний относится повышенная степень виктимизации потерпевших от преступлений. Виктимизация личности, то есть  процесс превращения ее  в жертву, играет  важную  роль в механизме индивидуального  преступного поведения. Вовлечение лиц в сферу уголовного судопроизводства  значительно увеличивает уровень их  виктимности,  поскольку  обладание специфическими правами и обязанностями выделяет участников уголовного процесса  из круга обычных граждан. Представленная  статья  посвящена  исследованию  виктимологической  характеристики  преступлений,  совершаемых  в  отношении участников уголовного судопроизводства.  Методы. В данной работе применялся  метод социологического опроса более 1300  участников уголовного судопроизводства.  Результаты.  Из  итогов опроса  следует,  что в числе общественно опасных деяний, совершаемых в отношении участников уголовного судопроизводства, наиболее  распространенными являются:  побои  и  причинение  различной  степени  тяжести вреда здоровью; угроза  убийством или причинением  тяжкого вреда  здоровью;  преступления  против  собственности;  клевета;  посягательство  на  жизнь;  воспрепятствование  осуществлению правосудия и производству предварительного расследования; подкуп  или принуждение к даче  показаний или уклонению от дачи показаний либо  к неправильному переводу.   Заключение.  На основании проведенного исследования автором сделан вывод, что наиболее  уязвимыми от преступных посягательств являются  такие участники уголовного судопроизводства, как свидетель,  потерпевший,  подозреваемый, обвиняемый, защитник, понятой. В то же  время практически не  совершаются преступления в отношении представителей потерпевшего,  гражданского  ответчика,  гражданского  истца. Полученные  результаты  следует  учитывать  при  разработке  и совершенствовании мер,  направленных на  профилактику  рассматриваемых  преступлений.

ПРОБЛЕМЫ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ

Эффективность борьбы с экономической преступностью зависит от многих  факторов, и в первую  очередь от своевременности обнаружения признаков преступления и возбуждения уголовного дела. В статье  анализируются проблемные ситуации, возникающие при возбуждении уголовных дел о преступлениях в сфере экономики,  совершаемых под видом сделки.  Анализ  проблемных  ситуаций  при  исследовании повода  к  возбуждению  уголовного  дела  показал, что не  всегда  учитывается, что он имеет двойственную природу: с одной стороны – это источник, из которого компетентные  органы получают информацию о преступлении, а,  с другой стороны – юридический факт, с которым закон связывает начало процессуальной деятельности органов дознания, следователя, прокурора по выявлению преступления.  Анализ  проблемных ситуаций  при  исследовании  основания  к  возбуждению дела  позволяет заключить, что в  случае,  когда  преступление совершалось под видом сделки, умысел  подлежит  обязательному исследованию в ходе  проверки  информации о преступлении.  Выводы. Результатом  исследования  является  заключение о том,  что наличие гражданско-правовых отношений не  может служить  основанием  отказа  в  приеме  заявления  или  отказа  в возбуждении уголовного дела. Для  принятия правильного и обоснованного решения о возбуждении уголовного дела или об отказе  в его возбуждении необходимо исследовать в отдельных случаях субъективную  сторону поведения виновного.

НЕДОСТОВЕРНАЯ ИНФОРМАЦИЯ КАК ОДИН ИЗ ВИДОВ ВРЕДНОЙ ИНФОРМАЦИИ: АНАЛИЗ ПРАВОВОЙ ПРИРОДЫ И СИСТЕМАТИЗАЦИЯ

В условиях информационного общества  необходимо создание  эффективных правовых  механизмов обеспечения информационной безопасности  личности, общества, государства,  в  том  числе  защиты  от  распространения  недостоверной информации.  Цель.  Основная цель работы состоит в систематизации видов недостоверной информации, распространение  которой  представляет  особую  общественную опасность и потому  запрещено российским законодательством.  Результаты.  Выделяются  основные виды  недостоверной  информации,  распространение  которой  запрещено российским законодательством:  недостоверная информация о состоянии окружающей среды,  санитарно-эпидемиологической обстановке, о чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера;  информация, направленная на манипулирование  рынком; информация о размещении заказов на  поставки  товаров,  выполнение  работ,  оказание  услуг  для государственных и муниципальных  нужд; информация, нарушающая  права потребителей; информация, способствующая недобросовестной конкуренции,  в том числе недостоверная и  недобросовестная  реклама;  распространение  слухов  под видом достоверных сообщений.  Заключение.  Запрет  на распространение  недостоверной  информации  содержится  в значительном количестве федеральных законов. В то же  время в российском законодательстве отсутствуют общие нормы о  запрете  распространения  недостоверной  информации.  По мнению автора, правовой механизм противодействия распространению вредной информации должен  включать  в себя  не © Куликова С. А., 2013 только  прекращение правонарушения и привлечение  к ответственности,  но  и  распространение  (доведение  до  заинтересованных субъектов)  достоверной информации. 

ОСОБЕННОСТИ КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОБЩЕСТВЕННОГО КОНТРОЛЯ В СОВЕТСКОЙ СИСТЕМЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ

Статья  посвящена историческому анализу особенностей конституционно-правовой регламентации общественного контроля в советской системе государственного управления.  Цель.  Основная цель работы состоит в исследовании специфики  общественного  контроля  как  конституционно-правового  института  советской правовой системы.  Результаты.  Автором проведен анализ нормативно-правовой базы, заложившей основы организации системы общественного контроля за  деятельностью органов государственной власти  в советской России. В работе  показано, что общественный контроль являлся лишь инструментом, который советская власть умело использовала в идеологическом и организационном направлениях,  обращая его против неугодных новому режиму  социальных  субъектов,  формируя  на  основе так называемого принципа демократического централизма  закрытую  тоталитарную систему  принятия государственных решений.  Выводы.  Автор приходит  к выводу, что особенность формирования органов народного контроля СССР,  их  функционирование и  подотчетность предопределили тот факт,  что механизм общественного контроля был нивелирован  контролем  государственным.  При  внешнем  демократическом  эффекте  социалистической  системы  народного  контроля  трудящимся  отводилась  роль  не управляющих,  а  управляемых.  Формальность  самой  идеи  советского  народовластия детерминировала практическую  сущность  органов народного контроля как одного из направлений деятельности органов законодательной власти. 

Конституционные принципы создания федеральных территорий в России

Введение. В ходе конституционной реформы 2020 г. ч. 1 ст. 67 Конституции РФ была дополнена положением о возможности создания федеральных территорий. В связи с этим требуют решения вопросы о том, каким образом конституционная новелла должна соотноситься с принципами федерализма, установленными Конституцией Российской Федерации, и каковы принципы создания федеральных территорий в России. Теоретический анализ. Создание федеральных территорий в Российской Федерации должно проходить при условии неукоснительного соблюдения принципа государственной целостности, принципа равноправия и самоопределения народов России, принципа единства системы публичной власти, принципа приоритета прав и свобод личности, их признания, соблюдения и защиты государством, принципа соответствия целей образования федеральных территорий стратегическим интересам Российской Федерации. Эмпирический анализ. Выявлено, что в действующей редакции ч. 1 ст. 67 Конституции, во-первых, устанавливается возможность создания федеральных территорий как нового вида публично-правовой территории, во-вторых, предусматривается особая организация публичной власти на указанных территориях, отличная от общепринятой и действующей на территории субъектов Российской Федерации, в-третьих, определяется конституционно-правовой механизм их создания: принятие федерального закона. В данной норме не указаны виды федеральных территорий и возможные цели их создания. Эти вопросы полностью отнесены к дискреционным полномочиям российского парламента. Результаты. На основе анализа научной литературы, посвященной проблемам федеральных территорий в России и за рубежом, и законодательства Российской Федерации можно сформулировать определение: федеральная территория – это публично-правовое образование, имеющее особый конституционно-правовой статус, определяемый общегосударственным стратегическим значением, созданное в соответствии с нормативным актом, предусматривающим прямое или опосредованное управление им федеральной властью, определяющим особенности осуществления публичной власти в соответствии с целями создания, дополнительные гарантии и ограничения прав и свобод граждан.

Конституционно-правовые модели противодействия терроризму

Введение. Терроризм как социально-политическое явление, нарушающее безопасность, права и интересы личности, общества и государства, выдвигает новые задачи перед конституционным строительством в условиях глобализирующегося мира. Именно поэтому в статье исследуются сложившиеся в настоящее время конституционно-правовые модели противодействия терроризму. Анализируются различные точки зрения ученых и политических деятелей по вопросам соотносимости прав человека, а также иных конституционных ценностей с мерами реагирования на чрезвычайную ситуацию. Теоретический анализ. Исследование конституционно-правовых моделей противодействия терроризму представляется важным не только с теоретической, но и с практической точек зрения, так как наиболее серьезные и систематические злоупотребления исключительными полномочиями и нарушения прав человека происходят во время противодействия угрозам общественному порядку и национальной безопасности. Эмпирический анализ. Рассматривая модели применения исключительных мер в чрезвычайных ситуациях, мы обращаем внимание на следующие важные факторы, в рамках которых они реализуются: направлены ли исключительные антитеррористические меры на защиту конституционного строя, прав и свобод человека или при их введении возможны иные целеполагания; считает ли государство антитеррористические меры чрезвычайными или исходит из того, что их применение возможно в обычном режиме осуществления государственной власти; обеспечен ли нормативно переход государства от чрезвычайных мер к обычному режиму осуществления государственной власти. Результаты. Систематизируя взгляды ученых на проблему государственного противодействия терроризму, мы выделили следующие основные конституционно-правовые модели: абсолютизации прав человека, неконституционная и основанная на достижении баланса публичных и частных интересов.

Право на жизнь и возможность вмешательства в его осуществление: конституционно-правовой аспект

Введение. Проблемы реализации права на жизнь в разной степени актуальны во всех странах мира. Их важность сложно переоценить, поскольку от их решения зависит сохранение полноценной семьи, общества и государства в целом. В статье рассматриваются проблемы, связанные с абортами, суррогатным материнством, развитием биотехнологий, смертной казнью, анализируется законодательный опыт различных государств и России в данных сферах. Цель исследования заключается в проведении комплексного анализа проблем, возникающих в связи с реализацией права на жизнь и его возможными ограничениями. В ходе изучения проблем были использованы как общенаучные, так и специальные юридические методы: исторический и диалектический методы, методы анализа и синтеза, а также сравнительно-правовой метод. Теоретический анализ. Россия (РСФСР) была первой страной в мире, которая на законодательном уровне в 1920 г. разрешила аборты. По мнению автора, искусственное прерывание беременности исключительно по желанию женщины (без учета медицинских и социальных факторов) наносит непоправимый вред обществу, особенно с учетом сложной демографической ситуации в современной России. Кроме того, это не соответствует руководящему тезису об ответственности перед следующими поколениями, закрепленному в преамбуле к Конституции Российской Федерации. В контексте реализации права на жизнь перед каждым государством встает проблема, связанная со смертной казнью. Может ли государство, где гарантируется право на жизнь, лишать жизни преступников? По-видимому, каждое государство должно решать этот вопрос исходя из того, насколько то или иное преступление представляет угрозу для общества, угрозу для жизни и здоровья людей. Результаты. По нашему мнению, в странах с либеральным законодательством по отношению к абортам, к таким относится и Россия, необходимо запретить аборт по желанию женщины, поскольку в данном случае желание женщины нарушает право на жизнь нерожденного ребенка. Государство должно защищать право на жизнь с момента зачатия, а не рождения, однако это длительный процесс, который должен привести к расширительному толкованию Конституционным Судом РФ ч. 2 ст. 17 Конституции РФ. Кроме того, России необходимо обратить внимание на законодательный опыт ФРГ и Франции в отношении суррогатного материнства. В этих странах законодатель четко обосновал, почему суррогатное материнство является фактически преступлением против семьи. В данных странах за суррогатное материнство предусмотрена уголовная ответственность. Также с развитием биотехнологий во всем мире остро стоят проблемы ЭКО и криоконсервации человеческих эмбрионов. Эту проблему можно решить также на уровне законодательства, разрешая ЭКО только семейным парам (мужчине и женщине), которые не могут родить ребенка, и ограничив число оплодотворяемых яйцеклеток до минимума, чтобы затем не решать вопрос уничтожения невостребованных эмбрионов. В целом представляется, что в зрелом обществе, которое желает развиваться и пытается предотвратить разрушение своего государства, необходимо защищать право на жизнь всеми возможными законодательными методами. 

Информационные системы как правовой инструмент воздействия на общественные отношения: анализ российской и мировой практики

Введение. Практика государственного управления, сложившаяся в последние десятилетия в Российской Федерации, во многом опирается на внедрение и использование государственных информационных систем во всех сферах. Такие информационные системы становятся инструментом воздействия на общественные отношения, во-первых, выступая продолжением правовых норм, во-вторых, заменяя собственно нормы права в редких отдельных случаях и, наконец, выступая в качестве средства удостоверения и квалификации юридических фактов. Теоретический анализ. Юридические факты выступают в качестве важнейших звеньев правового механизма – как в правовом регулировании, так и в правоприменении. Неотъемлемой частью механизма правового регулирования является система фиксации и удостоверения юридических фактов. Эмпирический анализ. Государственные информационные системы обеспечивают ведение государственных реестров, предназначенных для регистрации и хранения юридических фактов, а также способны собирать информацию в автоматизированном режиме и получать новую информацию на основе обработки первичных данных. В системе правового регулирования наблюдается тенденция наделения таких данных юридической силой, вследствие чего они выступают в качестве юридических фактов, а информационной системе делегируется деятельность по их квалификации. Усложнение информационных систем приводит к тому, что реализация прав и обязанностей субъектов становится критически зависимой от их корректной работы. Результаты. Предложено установить ряд законодательных принципов и ограничений, в частности принцип верификации выводов, полученных с использованием ИС человеком в тех случаях, если такой вывод имеет силу юридического факта, влияющего на права и обязанности лица.

Позитивная правовая неопределенность как технико-юридический способ изложения права

Введение. В условиях современного российского общества с высокими темпами развития рыночных отношений, цифровизацией основных сфер жизнедеятельности, популяризацией идей самоорганизации и саморегулирования правовая неопределенность выступает как биполярное явление, является не только следствием правотворческих ошибок, но и эффективным технико-юридическим способом изложения нормативных положений. Теоретический анализ. Анализ истории становления и развития идей определенности и неопределенности в правоведении показал, что указанные категории рассматриваются как универсальные, характерные для любой материи явления. Установлено, что абсолютная определенность недостижима и не всегда востребована, в то время как правовая неопределенность заложена в саму природу права. Эмпирический анализ. Выявлено, что необходимость обеспечения подвижности, гибкости правового регулирования возлагает на правотворческого субъекта задачу по разумному использованию правовой неопределенности как технико-юридического способа изложения права, что находит отражение в действующем законодательстве. Результаты. Правовая неопределенность представляет собой объективное и неизбежное явление, а тотальная регламентация общественных отношений не всегда оправданна. Право совершенствуется на основе принципа перехода от казуистического к абстрактному, что доказывает его универсальность.

Страницы