Право

Цифровые права как новый объект гражданских прав

Введение. В статье анализируются внесенные в Гражданский кодекс РФ изменения, касающиеся введения нового объекта гражданских прав – цифровых прав. Теоретический анализ. Категория цифровых прав призвана урегулировать отношения, возникающие по поводу использования криптоактивов, в первую очередь, таких как криптовалюты и токены. В то же время в принятой редакции закона это прямо не указывается, использованное в нем определение цифровых прав может потенциально распространяться на гораздо больший круг объектов. При этом собственно криптовалюты и токены принципиально новыми объектами прав не являются. По сути, они представляют собой записи в децентрализованном реестре, построенном с использованием блокчейн-технологий. Сами по себе они не являются ни имуществом и ни имущественными правами, а представляют собой технологически новый способ записи об имущественных правах. Результаты. На основе изложенного в статье делается вывод об ошибочности отнесения цифровых прав к объектам гражданских прав. Для целей регулирования хозяйственного оборота достаточно было бы признания того факта, что имущественные права могут быть зафиксированы в цифровой форме, в том числе посредством внесения записей в децентрализованные реестры. Закрепление в гражданском законодательстве подобных положений уже позволило бы распространять на криптоактивы все необходимые для их использования и защиты гражданско-правовые инструменты.

Результаты абстрактного толкования по объему норм цивилистического процессуального права

Введение. Толкование правовых норм является одним из центральных вопросов юридической науки и практики, не лишенных дискуссионных аспектов. Проблема толкования норм по объему является весьма значимой и широко обсуждается в современной юриспруденции. Особое значение толкование по объему приобретает в отношении цивилистического процессуального права как системы норм, закрепляющих порядок рассмотрения и разрешения гражданских, административных и некоторых иных дел. Теоретический анализ. Абстрактное толкование процессуальных норм является относительно самостоятельной правовой деятельностью, которая не поглощается правотворчеством и правоприменением. Результаты такого толкования не следует включать в состав толкуемой процессуальной нормы. Формируемые в результате толкования процессуальных норм правоположения могут не совпадать с содержанием толкуемой нормы (ограничительное и распространительное толкование). Эмпирический анализ. Практика абстрактного толкования процессуальных норм высшими судами позволяет выявить дополняющие и исключающие правоположениия, которые по объему и содержанию не совпадают с толкуемой процессуальной нормой. Исключающие правоположения менее распространены в силу преобладающего императивного характера цивилистического процессуального права. Результаты. Распространительное и ограничительное толкование норм цивилистического процессуального права приводит к формированию дополняющих и исключающих специальных правоположений, которые выражают действительный смысл процессуальной нормы с учетом обобщения практики ее реализации, в том числе по отдельным категориям дел и отдельным правовым ситуациям.

Jus naturalle и римское право: вопросы соотношения

Введение. Вопрос о соотношении jus naturalle, как справедливо назвал его Самуэль Пуфендорф, – ровесника рода человеческого, сформировавшегося в рамках античного древнегреческого права, и римского права, считающегося вершиной античного правопонимания, выступает объектом исследования в представленной статье. В настоящее время многие философы, юристы в попытке осмысления данной проблемы сходятся во мнении о том, что jus naturalle оказало непосредственное и существенное влияние на содержание права римского. Цель. Исследование направлено на раскрытие соотношения jus naturalle и римского права, выявление логической связи между ними. Результаты. Для уяснения взаимодействия jus naturalle и римского права были выявлены специфические характеристики каждой системы. Естественному праву присущи теоретизированность, по сути, отождествляемая с философией, наличие морально-нравственных установок, не формализованных в строгом смысле в документальную правовую форму. Римское право, напротив, технологично, конкретно, императивно, не умозрительно. Обе системы возникли в Античный период, но развивались не параллельно, а последовательно, причем римское право вобрало в себя идеи jus naturalle, что свидетельствует, во-первых, об их взаимосвязи, а, во-вторых, о том, что jus naturalle выступало частью римского права. Это объясняет гомогенная связь, имеющаяся между рассматриваемыми явлениями, последовательно характеризующаяся рядом закономерностей. Для формализации идей jus naturalle в римские законы широко использовались приемы толкования и правовые фикции. Выводы. Таким образом, римское право формализовало идеи jus naturalle в юридические предписания, что позволило «перевести» их из абстракций в реальную действительность, выстраивая с учетом них правопорядок.

Пути и средства осуществления исполнения обязанности по правовому просвещению: региональный аспект

Введение. Статья посвящена анализу регионального законодательства на предмет закрепления обязанности государственных органов по правовому просвещению и правовому информированию. Теоретический анализ. Рассматриваются юридические конструкции закрепления права на правовое просвещение и правовое информирование и юридической обязанности государственных органов, имеющиеся в региональных нормативных актах. Анализируются составляющие системы правового просвещения и правового информирования, соответствие способов правового просвещения и правового информирования современному уровню развития информационных технологий. Результаты. Автор отмечает, что региональное законодательство о правовом просвещении и правовом информировании граждан должно отражать системные меры по правовому просвещению, сосредоточив особое внимание на правовом регулировании способов правового просвещения и информирования, которые должны соответствовать современному уровню развития информационных технологий. Проанализированы юридические конструкции закрепления обязанности по правовому просвещению и информированию в региональных актах, предложены эффективные пути осуществления исполнения указанной обязанности.

Сущность принципа правовой определенности: в поисках конституционно-правового смысла

Введение. В статье анализируется принцип правовой определенности с позиции той роли или функции, которую он выполняет в правовой системе. Теоретический анализ. В статье отмечается, что категория «правовая определенность» принципиально не сводима к понятию «определенность права», поскольку относится не только к системе права, но и к правовой системе в целом. По мнению авторов, понятие «правовая определенность» выражает состояние определенности правового регулирования реально существующих общественных отношений и в этом смысле охватывает не только требования ясности, определенности и согласованности правовых норм, но и определенность фактического правового статуса субъектов права. Именно права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов. Право же представляет собой инструмент, обеспечивающий состояние правовой определенности регулируемых им общественных отношений. Результаты. На основе изложенного делается вывод что правовая определенность, которая в данном контексте представляет собой именно фактический аспект воздействия права на существующие общественные отношения, действительно характеризует «не правовые» или не совсем правовые явления. Содержательный аспект правовой определенности связан не столько с определенностью правовых предписаний, сколько с выявлением действительного смысла субъективного права, объема входящих в него правомочий, пределов его осуществления и т.п. Принцип же правовой определенности выражается через систему юридических инструментов, позволяющих обеспечить, во-первых, предметную определенность правового статуса человека и гражданина и, во-вторых, необходимую стабильность данного статуса при изменении текущего законодательства.

Вопросы законодательного регулирования эффективности информационного обеспечения общественного контроля

Введение. Общественный контроль – одна из форм влияния гражданского общества на деятельность органов государственной власти. Важным элементом общественного контроля является обеспечение свободного доступа граждан к информации о субъектах, объектах и формах проведения общественного контроля и широкого обсуждения его результатов. Теоретический анализ. Российское законодательство, устанавливающее правовые основы общественного контроля, провозглашает публичность и открытость его осуществления; предусматривает условия его информационного обеспечения; устанавливает правило общедоступности информации об общественном контроле за исключением сведений, составляющих государственную тайну и иные виды тайн, персональные данные; содержит регламентацию прав и обязанностей субъектов и объектов общественного контроля, касающихся предоставления и обнародования информации. Однако указанные нормы носят рамочный характер, вопросы, касающиеся получения гражданами информации об осуществлении общественного контроля, не получили достаточной проработки. Эмпирический анализ. Наиболее существенными недостатками правового регулирования информационного обеспечения общественного контроля являются: разобщенность информационных ресурсов, на которых размещается информация о различных субъектах и формах общественного контроля, что способствует фрагментированию информации и затрудняет ее поиск; отсутствие обязательного перечня информации об общественном контроле, что затрудняет мониторинг информационного обеспечения общественного контроля; недостаточность информационно-правовых гарантий осуществления общественного контроля. Результаты. Предлагаются следующие направления организационно-правового совершенствования информационного обеспечения общественного контроля: осуществить правовую регламентацию создания и функционирования единой государственной информационной системы общественного контроля; включить в текст ст. 8 Федерального закона «Об основах общественного контроля в Российской Федерации» перечень обязательно обнародуемой информации об осуществлении общественного контроля и его результатов; установить дополнительные правовые гарантии доступа к информации об общественном контроле.

Заслуга как социально-правовое явление и понятие: определение, материальные и юридические признаки (Часть 2)

Введение. Статья посвящена рассмотрению природы и содержания понятия «заслуга» в наградном праве. Обсуждение. Автором предпринята попытка определить сущность заслуги, которая представляет собой совокупность признаков, на основе которой заслуга выступает как самостоятельное социально-правовое явление. Исследованы основные и дополнительные, социальные и юридические признаки заслуги, введено понятие мета-модели заслуженного поведения. Сформулировано определение заслуги как предусмотренного законодательством общественно полезного деяния, выступающего основанием для применения позитивной санкции, содержанием которой является правовое поощрение (награждение государством). Заключение. Представлены характерные свойства и дано определение понятия «заслуга» в контексте единства правового и социального, формального и материального аспектов этого социально-правового явления наградного института. Отмечена перспективность дальнейшей теоретической разработки юридической конструкции «структура заслуги» как квалифицирующего инструмента наградного права.

К вопросу о закреплении принципов избирательного права в Конституции Российской Федерации

Введение. В статье рассматривается правовая регламентация универсальных принципов избирательного права Российской Федерации: принципа всеобщего избирательного права, принципа равного избирательного права, принципа прямого избирательного права и принципа тайного голосования. Теоретический анализ. Указанные принципы полноценно регламентированы федеральным законодательством, однако действующий Основной закон Российской Федерации закрепляет их лишь в отношении выборов Президента Российской Федерации. В статье также анализируются правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации и международные избирательные стандарты. Результаты. Автором сформулированы предложения по закреплению универсальных принципов избирательного права в Конституции Российской Федерации в случае ее возможного дальнейшего пересмотра.

Правовое регулирование установления административной ответственности субъектами Российской Федерации

Введение. Административная ответственность, традиционно находящаяся в центре внимания административно-правовой науки, в современных условиях выступает универсальным механизмом, защищающим правопорядок и общественные отношения в самых разнообразных сферах общественной и государственной жизни. Обсуждение. Законы об административной ответственности являются неотъемлемой частью законодательства субъекта Российской Федерации, обеспечивая реализацию тех правил, которые устанавливаются на региональном уровне. Проблема разграничения полномочий Российской Федерации и субъектов Федерации в сфере установления административной ответственности остается дискуссионной, поскольку среди ученых до сих пор нет единого мнения по данному вопросу. Результаты. На современном этапе развития регионального законодательства об административной ответственности оно не лишено ряда проблем, требующих разрешения, к которым, в свою очередь, относится разрозненность законодательства об административной ответственности субъектов Российской Федерации. Перспективы развития региональных законов об административной ответственности видятся в том, что правоприменительная практика будет способствовать трансформации ряда их норм в нормы КоАП РФ при его обновлении.

Конституционное регулирование экономических отношений в зарубежных странах: история и современность

Введение. Традиционно конституционное регулирование рассматривается как воздействие посредством норм конституции на наиболее фундаментальные основы жизни общества. Выделение общих черт конституционного регулирования, «поколений конституций» не снимает вопроса о наличии в конституциях различных периодов общих и особенных черт в определении принципов функционирования разных систем, в том числе экономических отношений. Теоретический анализ. Формулирование конституционных положений об основах экономической системы государства зависит не столько от времени со здания конституции, сколько от избранной руководством страны экономической политики. Эмпирический анализ. Оценка положений основных законов различных зарубежных стран показала, что уже в конституциях «первого поколения», несмотря на несистемность регулирования экономических отношений, можно выделить три составляющих конституционного регулирования рассматриваемых отношений: с позиции правового статуса личности, с позиции организации публичной власти и с позиции территориального устройства государства. Конституции «второго поколения» значительно расширили сферу конституционного регулирования общественных отношений, в том числе и в экономической сфере, хотя системность формулирования основ экономической системы в рассматриваемый период отсутствовала. В современных конституциях данный вопрос регламентирован с высокой долей унификации: чаще всего подобные нормы содержатся в главах об общей характеристике государства, правах и свободах человека и гражданина, в некоторых конституциях экономическим отношениям в целом или частным вопросам посвящена отдельная глава. Результаты. Схожесть базовых принципов конституционного за- крепления экономических отношений не означает наличия единой модели регулирования, что обусловлено как традициями конституционного строительства отдельного государства, так и расстановкой политических сил в момент разработки проекта конституции. Особенно ярко обозначенный вывод проявляется при анализе конституционного регулирования принципов предпринимательской деятельности.

Страницы