Право

Соразмерность как конституционный принцип ограничения прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации

Введение. Конституция РФ 1993 г. допускает возможность ограничения прав и свобод личности и устанавливает императивные условия (принципы) введения и действия этих ограничений. Одним из таких конституционных принципов является принцип соразмерности: права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только в той мере, в какой это необходимо для достижения указанных в части 3 статьи 55 целей. Теоретический анализ. Принцип соразмерности ограничений определенным целям в настоящее время декларируется конституциями многих государств, а также является частью международно-правовых критериев ограничений прав человека. Некоторые концептуальные вопросы содержания конституционного принципа соразмерности разрешены Конституционным Судом России. В самом общем виде принцип соразмерности означает, что: применяемые для ограничения прав и свобод меры (средства) должны быть обусловлены конституционными целями; ограничительные меры (средства) не должны быть большими, чем это необходимо; ограничительные меры (средства) не должны приводить к несоразмерным, чрезмерным, избыточным ограничениям. Эмпирический анализ. Анализ решений Конституционного Суда России показывает, что в каждом конкретном случае Суд определяет необходимую меру в ограничении того или иного права (свободы), сопоставляя, взвешивая конституционно признаваемые ценности (с одной стороны – права определенного человека, с другой – права иных лиц, интересы государства, интересы общества), а также оценивая адекватность правовых средств, применяемых для достижения какой-либо конституционно установленной цели (целей) ограничения. Выводы, к которым пришел Суд относительно соразмерности или несоразмерности (чрезмерности) ограничения того или иного права, обязательны не только для законодателя, но и в некоторых случаях для правоприменителя. Результаты. Делается вывод о том, что реализация конституционного принципа соразмерности ограничений в законотворчестве и правоприменении означает, что при установлении и применении ограничений прав и свобод для достижения определенной конституционной цели (целей) должны предусматриваться и использоваться исключительно необходимые в данной ситуации меры (средства). Принцип соразмерности ограничений является одним из критериев оценки конституционности ограничения любого права или свободы, а также одной из гарантий от произвольных (необоснованных, чрезмерных, неконституционных) ограничений, поскольку предполагает существование определенных границ (пределов, рамок, условий) законотворчества и правоприменения.

Социальные медиа в конституционно-правовом пространстве России и Германии

Введение. Статья посвящена конституционно-правовому регулированию социальных медиа в Российской Федерации и Федеративной Республике Германии. Установлена высокая роль социальных медиа в процессе формировании общественного мнения в условиях создания и развития демократического государства и гражданского общества. Авторами осуществлен комплексный анализ российского и немецкого законодательства в исследуемой сфере; выделены специфичные черты правового регулирования социальных медиа в России и Германии. Теоретический анализ. Социальные медиа являются одним из ключевых субъектов, оказывающих влияние на формирование общественного мнения. Однако современное законодательство Российской Федерации весьма поверхностно регулирует правовой статус данного медийного института. В свою очередь, Федеративная Республика Германия имеет больший опыт правового регулирования социальных медиа. Основываясь на определенной близости государственно-правовых механизмов России и Германии, а также высоком уровне развития демократических институтов последней, авторами проведен анализ статуса социальных медиа в конституционно-правовом пространстве данных стран в целях изучения возможности адаптации немецкого опыта для совершенствования российского законодательства. Эмпирический анализ. Высокая степень влияния социальных медиа на общественное мнение обусловлена рядом характерных специфик их создания и функционирования: стихийный характер создания контента, высокая скорость распространения информации, минимальный уровень внешнего воздействия, легкоусвояемый характер сведений. В совокупности указанные характеристики данного института существенно осложняют осуществление в отношении них правового регулирования, действенного и эффективного на практике, что также обусловливает проведение исследования. Результаты. Изучены общие и специфичные черты законодательного регулирования социальных медиа в Российской Федерации и в Федеративной Республике Германии; на основе полученного опыта, с учетом действующего в России конституционно-правового регулирования выдвинуты предложения по совершенствованию российской законодательной системы в сфере социальных медиа. На основе анализа сложившейся системы законодательства Российской Федерации и Федеративной Республики Германии, регулирующей отношения в сфере производства и распространения массовой информации, сделан вывод о наличии существенных проблем правового регулирования по данному вопросу. Установлено, что российское законодательство о средствах массовой информации в принципе исключает социальные медиа из предмета своего регулирования, если они не были зарегистрированы в установленном законом порядке в качестве средства массовой информации. Установлено, что законодательство ФРГ о социальных медиа также имеет определенные недостатки, однако оно более совершенно, чем российское. На основе проведенного исследования предлагается принятие в России федерального закона о социальных медиа с адаптацией немецкого опыта к российской системе. В частности, предлагается осуществление администрацией социальных медиа совместного мониторинга с государством за созданием и распространением массовой информации.

«Хрущевская конституция»: путь нового конституционализма

Введение. Научные исследования, посвященные процессу подготовки и разработки проекта Конституции СССР 1964 года, стали появляться только в постсоветский период. В советское же время данная тематика была под запретом, а сам проект, находясь в архиве, был недоступен для исследования. Изучение «Хрущевской конституции» началось только в постсоветский период. Так как проведенные в последнее десятилетие конституционные реформы (2008, 2014, 2020 гг.) вызвали бурную дискуссию в научной среде, то исследование проекта Конституции СССР 1964 г. приобретает новую актуальность, позволяя взглянуть на процесс развития отечественного конституционализма всеобъемлюще. Теоретический анализ. Изучение исторического пути развития российского конституционализма дает возможность получения нового теоретического материала для его применения в дальнейшей практике государственного строительства. Целью публикации является обобщение опыта конституционного проектирования периода «оттепели». Задачами исследования были следующие: выявление причины, вызвавшей необходимость разработки нового Основного закона; определение отношения советского общества к институту президентства; анализ содержания проекта Конституции СССР 1964 г. Эмпирический анализ. Завершение эпохи сталинизма и начало периода «оттепели» требовали концептуального пересмотра основ конституционного строя Советского государства. В период правления Н. С. Хрущева обозначились четкие тенденции к децентрализации управления экономикой и государственного управления, стал актуальным возврат к идее «социалистической законности». Для решения этих задач требовалось создание соответствующей законодательной базы, которая должна была исходить из Основного закона страны. Однако существовавшая Конституция СССР 1936 г. не могла стать опорой для проведения широкой либерализации государственно-партийной системы. В результате запросов новой эпохи возникла идея принятия нового Основного закона, получившего название «Хрущевская конституция». Результаты. Рассмотрение в настоящей статье развития советского конституционализма в период правления Н. С. Хрущева позволило сделать вывод о значительном вкладе проекта Конституции СССР 1964 г. в формирование конституционного облика Советского государства вплоть до его развала. Также содержание «Хрущевской конституции» позволяет подчеркнуть ее намного больший демократический потенциал в отличие от Конституций СССР 1936 и 1977 г.

Международно-правовые проблемы возмещения вреда, не имеющего конкретного причинителя

Введение. В статье рассматривается проблема возмещения вреда в условиях отсутствия его конкретного причинителя на примере двух проблем международного права, связанных с образованием космического мусора и загрязнением Мирового океана. Теоретический анализ. Исследуются акты международного права и реальная ситуация с увеличением количества космического мусора и уровня загрязнения Мирового океана, высказываются предложения по уменьшению угроз космическим полетам и морским биоресурсам. Результаты. В статье делается вывод о том, что единого и универсального решения поставленных проблем не существует, несмотря на выявленное сходство рассмотренных случаев (неочевидность субъекта – причинителя вреда). Такие решения должны иметь не только правовой аспект (разработка новых международных конвенций), но и экономический (создание специальных экологических фондов) и организационный (расширение компетенции международных органов). Отдельно в статье подчеркивается, что решение этих проблем потребует повышения уровня эколого-правовой культуры органов публичной власти, бизнеса и населения.

Проявление резистентности в конституционном праве: на примере решений Конституционного Суда Российской Федерации и Европейского суда по правам человека

Введение. Статья посвящена анализу возникших коллизий между интерпретациями положений Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 декабря 1950 г.) в решениях Конституционного Суда Российской Федерации и Европейского суда по правам человека. На примере коллизионных решений рассматривается проявление резистентности национального законодательства по отношению к актам международного характера. Теоретический анализ. Рассматриваются постановления, касающиеся вопросов пропаганды в отношении несовершеннолетних, информации о гомосексуальных предпочтениях, которая, по мнению Конституционного Суда, может нанести вред их развитию. Европейский суд считает, что данное ограничение является неоправданным посягательством на права и свободы сексуальных меньшинств. Стремление разрешить подобные противоречия привело к принятию постановления, согласно которому положения Конституции РФ являются приоритетными в отношении актов международного характера. Позже на основании указанного постановления Конституционный Суд признал невозможность исполнение решения ЕСПЧ о присуждении компенсации Российской Федерацией компании ЮКОС. Выводы. Несмотря на мнение Европейского суда по правам человека, Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях стремится к достижению компромисса между интересами групп большинства населения страны и частных индивидуальных предпочтений, а также к диалогу с судом международного масштаба на принципе равноправного партнерства. Именно эти составляющие есть основа устойчивости нашего законодательства и наших ценностей, так как, с одной стороны, не позволяет проникнуть и закрепиться вредоносным актам нормативного характера, а с другой, сохраняет демократическую сущность российского права. Для претворения вышеперечисленного в реальную жизнь рекомендуется следующее: придерживаться и искать баланс между различными системами ценностей; обосновать на уровне теории и ввести в правовую практику доктрину конституционной идентичности страны, опирающееся на интерпретацию основных ценностей Российской Федерации.

Общественный контроль в сфере формирования и функционирования органов исполнительной власти в Российской Федерации

Введение. Общественный контроль в демократическом государстве затрагивает всю систему публичного управления. Одним из важнейших объектов такого контроля выступает деятельность органов исполнительной власти. Теоретический анализ. Основной траекторией развития общественного контроля в сфере исполнительной власти являются отношения, связанные с формированием и непосредственной деятельностью органов исполнительной власти, а также их должностных лиц. Эмпирический анализ. Выявлено, что в процессе осуществления общественного контроля в сфере функционирования органов исполнительной власти используются особые формы контроля, такие как оценка регулирующего воздействия и оценка фактического воздействия, предполагающие общественно-государственный механизм своей реализации. Результаты. Специфическими особенностями общественного контроля в сфере исполнительной власти являются следующие организационно-правовые условия его реализации: механизм общественного контроля в сфере деятельности органов исполнительной власти, основанный на концепции «открытого правительства»; осуществление большинства форм общественного контроля посредством использования электронной среды коммуникаций органов исполнительной власти и институтов гражданского общества, включая граждан; использование особой формы контроля, основанной на сочетании элементов государственного и общественного контроля – общественно-государственного контроля; граждане и общественные объединения могут выступать самостоятельными субъектами общественного контроля.

Гражданин Российской Федерации – субъект осуществления общественного контроля в России

Введение. Общественный контроль является атрибутом развитого гражданского общества в государстве. В России федеральный закон, регламентирующий порядок осуществления общественного контроля, был принят в 2014 г. Этот закон закрепил ограниченный круг субъектов осуществления общественного контроля в России, вместе с тем текущее законодательство свидетельствует о фактическом включении в данный механизм иных, не закрепленных в законе субъектов. Гражданин Российской Федерации непосредственно не перечислен федеральным законом в ряду субъектов осуществления общественного контроля, вместе с тем закон предусматривает формы участия граждан в рассматриваемом процессе. Теоретический анализ. Россия сегодня стоит на пути демократического преобразования всех государственных институтов. Реализация основополагающих конституционных положений в части признания прав и свобод человека и гражданина высшей ценностью невозможна без функционирования инструментов общественного контроля над деятельностью органов публичной власти. Развитая демократия предполагает осуществление общественного контроля всей совокупностью многоуровневой системы институтов гражданского общества, в центре которой стоит гражданин. Эмпирический анализ. Анализ содержания Федерального закона «Об основах общественного контроля в Российской Федерации» с точки зрения закрепления субъектов осуществления общественного контроля и форм его реализации позволяет сделать вывод, что фактически данный Закон продублировал закрепленные ранее Федеральным законом «Об Общественной палате Российской Федерации» формы осуществления общественного контроля и его субъектный состав. Действующее законодательство свидетельствует о том, что центральным звеном в числе субъектов осуществления общественного контроля являются общественные палаты и общественные советы, функционирующие в России, и об отсутствии правовых гарантий участия гражданина в осуществлении общественного контроля. Результаты. Современное развитие порядка осуществления общественного контроля в России предполагает необходимость законодательного закрепления непосредственных форм участия граждан Российской Федерации в рассматриваемом механизме. Непосредственными формами такого участия могут быть: обращения в органы государственной власти и органы местного самоуправления в форме предложения с широким информированием общественности через ресурсы Интернета; участие граждан в избирательном процессе в качестве общественных наблюдателей; участие в качестве члена общественной палаты любого территориального уровня организации; участие в качестве членов общественных объединений и иных негосударственных некоммерческих объединений; участие в качестве общественных инспекторов и экспертов по инициативе граждан России.

Несбалансированность закона как фактор противодействия его реализации

Введение. В статье проводится анализ частного проявления дефектного состояния правовой материи, имеющего место в содержании актов высшей юридической силы, ведущего к несбалансированности закона и правового регулирования. Основная задача состоит в том, чтобы показать последствия несбалансированного закона, выражающиеся в возникновении ситуаций противодействия его реализации, затруднении достижения юридически значимых целей различными субъектами отношений. Теоретический анализ. Для решения поставленной задачи автором изучена специальная литература по вопросу баланса и дисбаланса юридической сферы; по установлению возможностей использовать категории, отражающие процессы в более масштабных образованиях правовой природы; определению оснований и причин несбалансированности закона, ведущей к возникновению двойственной и непонятной практики реализации закона, неравному отражению прав и обязанностей, а также интересов контрагентов и т.д. Эмпирическому анализу подвергнут ряд законов, которые по своему содержанию дефектны, но не дают оснований для возбуждения процедур признания их недействующими, неконституционными и т.д., а формируют лишь условия противодействия их реализации, а также судебная практика применения несбалансированных законов. Результаты. Автор приходит к выводу о том, что оснований для недопустимости анализа нормативного правового акта как несбалансированного нет. Причинами несбалансированности закона могут быть существенные ошибки при формулировании содержания, нарушение принципа единства прав и обязанностей, несоответствие правового статуса адресатов закона, усмотрения и пределов полномочий, правомочий и ответственности.

К вопросу о легитимности современной конституционной реформы

Введение. Реформирование Основного закона на протяжении новейшей истории России обусловлено политической целесообразностью трансформации президентской власти. До середины 2000-х гг. конституционная незыблемость, поддерживаемая властью, была направлена на сохранение ее политической стабильности. Теоретический анализ. Российская Федерация вошла в новый этап конституционного развития, обусловленный необходимостью конституционализации - придания легитимного характера сложившейся президентской власти. Любая конституционная реформа требует теоретического осмысления ее легитимности, целесообразности, легальности (законности). Эмпирический анализ. Основным фактором современного конституционного реформирования выступает необходимость конституционализации президентской власти. Результаты. Введение дополнительных процедур по принятию поправки к Конституции свидетельствует о политической воле Президента РФ заручиться поддержкой активных участников конституционных процессов, тем самым облечь в легитимную и легальную форму проводимую конституционную реформу.

Правовая определенность личности и демократия: что позволено «конституционному законодателю»

Введение. В статье анализируется правовая определенность личности как стабильность содержания фундаментальных прав и свобод в контексте демократических процессов реформирования действующего законодательства и Конституции Российской Федерации. Теоретический анализ. В статье отмечается, что необходимость стабильности основных прав и свобод человека находится в определенном противоречии с их динамическим, эволюционным характером. Cтавится вопрос о возможных и необходимых пределах мажоритарной демократической воли большинства в отношении трансформации правовой системы в целом и конституционных прав и свобод в частности. Рассматриваются некоторые «точки напряженности» между демократией и верховенством права. Результаты. На основе изложенного в статье делается вывод, что участие в процессах демократического преобразования правовой системы может рассматриваться как право на демократию и в таком понимании нуждается в поиске баланса с иными фундаментальными правами и свободами. Именно на основе подобного баланса должна обеспечиваться правовая определенность личности, объединяющая в себе, с одной стороны, стабильность содержательных характеристик основных прав и свобод, а с другой – расширение правовых притязаний, эволюцию прав человека.

Страницы