Право

Право на получение квалифицированной юридической помощи в уголовном судопроизводстве: понятие, соотношение с правом на защиту

Введение. Важным достижением современного уголовного процессуального законодательства и правоприменительной практики является имплементация международных стандартов и демократических правовых институтов, касающихся укрепления гарантий соблюдения прав, свобод и законных интересов участников уголовного судопроизводства. Среди них и право лица на получение квалифицированной юридической помощи. В этой связи актуальным становится анализ системы научных взглядов и разработок по проблематике квалифицированной юридической помощи и ее соотношением с правом на защиту, определенным Конституцией Российской Федерации, выявление основных признаков, которым должна соответствовать такая помощь. Теоретический анализ. Выявлен механизм процессуального обеспечения права лица, в отношении которого осуществляется уголовное преследование, на получение квалифицированной юридической помощи, и сформулированы предложения по совершенствованию правовых гарантий обеспечения адвокатской деятельности в его реализации. Эмпирический анализ. Разработано определение права на квалифицированную юридическую помощь, представляющее собой правомочия подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего воспользоваться помощью адвоката, обладающего юридическим образованием, входящим в состав профессионального адвокатского сообщества, с подтвержденным статусом, с целью обеспечения реализации назначения уголовного судопроизводства – в части защиты прав потерпевших от преступлений, а также остальных компонентов права на обеспечение защиты от уголовного преследования и обвинения, закрепленных действующим законодательством во всех стадиях уголовного судопроизводства. Результаты. Проведено исследование научных представлений права на квалифицированную юридическую помощь и разграничение понятия права на защиту с правом на квалифицированную юридическую помощь.

«Конституционализация»: к вопросу о понятии

Введение. Юридический термин «конституционализация» актуален и востребован на современном этапе конституционного развития Российского государства, о чем свидетельствует все возрастающая частота его использования в научных работах. Современное употребление термина «конституционализация» имеет множество значений, которые не всегда уточняются авторами, в связи с чем определение сущности и содержания данного понятия имеет теоретическую и практическую значимость. Теоретический анализ. Автором предпринята попытка теоретического осмысления понятия «конституционализация», лексем «конституционализация правового порядка» и «конституционализация правовой системы» на основе анализа работ зарубежных и отечественных авторов, проведена формализация некоторых общих сущностных и содержательных атрибутивных признаков феномена «конституционализация». Эмпирический анализ. Отмечается, что в Конституции РФ, действующем российском законодательстве, судебной практике Конституционного Суда РФ термин «конституционализация» не нашел своего отражения. Что касается решений Европейского Суда по правам человека, то в некоторых его постановлениях данное понятие упоминается в связи с обоснованием роли Страсбургского и Люксембургского судов, влияния их правовых позиций на конституционализацию европейского правопорядка. Результаты. Автор определяет конституционализацию как сложный конструкт, атрибутивно-реляционным, сущностным, целевым признаком которого является обретение конституционного смысла всеми явлениями и процессами правовой действительности, происходящими в обществе и государстве. На основе проведения этимологического, семантического, системно-структурного анализа автор эксплицировал данный феномен как многоуровневую, полиаспектную систему, выявил его квалифицирующие признаки и конструктивные особенности, уровни, фазы, стадии.

Правовое регулирование распространения информации в социальных сетях: законодательные новеллы и перспективы правоприменения

Введение. Социальные сети как относительно новая форма интернет-коммуникации активно используются для создания и обмена контентом, распространения общественно значимой информации, ведения бизнеса, поиска работы, образования, создания групп единомышленников и организации их деятельности. В то же время практика последних лет показала, что существенно повысились и угрозы использования соцсетей в противоправных целях – например, для распространения ложной или оскорбительной информации, вовлечения пользователей в совершение уголовно наказуемых деяний, организации общественных беспорядков. Теоретический анализ. Установлены следующие проблемы правового регулирования деятельности в социальных сетях: теоретическая непроработанность многих вопросов; обусловленность поведения пользователей присущими социальным сетям свойствами; наличие коллизий между правилами, установленными владельцами социальных сетей и нормами законов отдельных государств; сложность регулирования поведения виртуальной личности; необходимость учета регулятивного потенциала информационных технологий. Эмпирический анализ. Изучаются международные акты, устанавливающие основные направления межгосударственной и национальной политики в сфере регулирования социальных сетей. Проводится анализ федерального закона, устанавливающего особенности распространения информации в социальных сетях от 30.12.2020 № 530-ФЗ, в частности, обязанности владельца социальной сети, направленные на недопущение распространения противоправной информации. Исследуются пользовательские соглашения наиболее известных социальных сетей ВКонтакте, Facebook, Instagram, Twitter и проводится их сравнительный анализ с законодательными нормами. Результаты. Сделаны следующие выводы. Во-первых, анализ пользовательских соглашений наиболее известных социальных сетей показывает, что их владельцами уже разработаны нормы, запрещающие распространение противоправного и неэтичного контента, в том числе материалов, содержащих призывы к совершению террористической деятельности или оправдывающих терроризм, экстремизм, имеющих порнографический, порочащий или дискриминационный характер. В то же время терминологически и содержательно определения такой информации различаются. Во-вторых, законодательные новеллы приведут к большей транспарентности отношений между владельцами соцсетей и пользователями. В-третьих, принятие закона, регулирующего особенности распространения информации в социальных сетях, свидетельствует о том, что Российская Федерация, так же как и другие страны, принимает меры по обеспечению государственного суверенитета в информационной сфере.

О доктринальных принципах семейного права (на примере принципа ответственности за нарушение норм семейного законодательства)

Введение. В статье предлагается дополнить систему принципов семейного права новым доктринальным принципом – принципом ответственности за нарушение норм семейного законодательства. Теоретический анализ. Исследуются научные представления о системе принципов семейного законодательства, особенности семейно-правовой ответственности, соотношения мер защиты и мер ответственности в семейном праве. Результаты. В статье делается вывод о том, что к числу семейно-правовых санкций необходимо относить только санкции неимущественного характера. Санкции имущественного характера (компенсация морального вреда, лишение наследства, взыскание убытков) носят гражданско-правовой характер, хотя и отражают специфику семейных отношений. Кроме специфических санкций, сущность семейноправовой ответственности заключается в особом составе субъектов, на которых распространяются данные санкции, а также особых процедурах, в соответствии с которыми они подлежат применению.

Идея права на сопротивление угнетению в восточной политико-правовой и религиозной мысли

Введение. Триумф либеральной демократии в развитых странах не снизил протестную активность граждан и подданных, революции и восстания остаются явлением современности. Актуальным становится вопрос об определении сущности и механизма реализации права на сопротивление угнетению (права на сопротивление правонарушающей власти, права на восстание, права на революцию, iusresitendi), что также требует исторического анализа отдельных учений восточной политико-правовой и религиозной мысли. Теоретический анализ. Выявлено, что учение о праве на сопротивление угнетению не является заслугой исключительно западных юристов и философов. Значительный вклад в развитие идеи iusresistendi внесли представители китайской философской и исламской религиозной мысли. Сделан вывод об отсутствии значительного вклада правоведов стран Африки в определении сущности права на сопротивление угнетению в связи с историческими особенностями развития региона. Эмпирический анализ. Проведен сравнительный анализ политико-правовых, религиозных учений и правовой базы нескольких стран, что позволяет в будущем решить вопрос о возможности формулирования в нормативных актах и международных документах критериев легитимации форм сопротивления угнетению и механизма их реализации. Результаты. Идея о праве на сопротивление угнетению нашла полное отражение в восточной политико-правовой и религиозной мысли, что говорит о самостоятельности и самодостаточности последней. Выявлены сущность указанного права в понимании философов, правоведов и авторов документов международного права, критерии легитимации сопротивления, его цель и формы реализации, ряд дискуссионных вопросов относительно права на сопротивление угнетению.

К вопросу о конституционном статусе лиц, не являющихся гражданами Российской Федерации

Введение. Конституционно-правовой статус лиц, не являющихся гражданами России, прямо связан с их политическими, социальными, личными и экономическими правами и свободами. В связи этим возникает проблема правильного определения статуса лиц, не обладающих гражданством России, которая обусловлена тем обстоятельством, что в законодательстве содержится множество положений, охватывающих совокупность правоотношений, связанных со статусом иностранного гражданина и лица без гражданства, где личные и социальные права лица не зависят от принадлежности к гражданству другого государства. Теоретический анализ. В статье рассматривается содержание конституционного статуса неграждан на территории России. Из содержания первой главы Конституции РФ следует, что понятие личности включает в себя любое лицо, являющееся как гражданином, так и иностранным гражданином, или лицом без гражданства, следовательно, права и обязанности, установленные в отношении личности, распространяются как на граждан государства, так и на неграждан. Эмпирический анализ. На примере анализа прав, гарантированных Конституцией РФ, делается вывод о том, что они не связаны с гражданством и касаются всех людей, живущих на территории государства. Неграждане должны обладать закрепленной на конституционном уровне равной возможностью защиты своих прав в случае их нарушения посредством обращения в государственные органы и органы местного самоуправления. Результаты. Неграждане пользуются правами и несут обязанности наравне с гражданами РФ с учетом особенностей и ограничений, установленных федеральными законами и международными договорами. Закрепление в российском законодательстве единого термина «лицо, не обладающее гражданством Российской Федерации» способно привести к исключению многозначности понятия «иностранец», а также объединит понятия «иностранный гражданин», «лицо без гражданства», «беженец» в одну категорию, что позволит создать более унифицированное законодательство для данной категории лиц и, таким образом, будет способствовать более эффективной защите их прав и свобод.

Проблемы реализации права на использование морских биоресурсов коренными народами Российского Севера

Введение. Коренные малочисленные народы Севера Российской Федерации получили конституционно-правовой статус, в силу которого имеют особые гарантии, в том числе приоритетный доступ к ресурсам водных экосистем. Некоторые виды морских млекопитающих, находящиеся под особым статусом охраны, разрешены для добычи коренным народам Русского Севера в целях ведения традиционного образа жизни. Теоретический анализ. Добыча и коммерциализация водных гидробионтов, использование их в качестве пищевых продуктов, лечебных средств, предметов бытового обихода порождают негативные последствия для состояния запасов биоресурсов и способствуют социальной деградации коренных народов Севера. Эмпирический анализ. Применяемая ранее стратегия сохранения коренных народов Севера усиливала кризисное состояние малых этнических групп, способствовала незаконной добыче водных биоресурсов. Сегодня государство совершенствует механизм учета КМН для реализации ими своих социальных и экономических прав, обращает внимание на необходимость соблюдения принципа сочетания прав и обязанностей при осуществлении морского зверобойного промысла. Результаты. Морские животные сопровождают жизнь коренных малочисленных народов Севера: составляют основу белкового типа питания, используются в этномедицине, позволяют выражать культурный потенциал через художественный промысел и виды традиционной деятельности. Морской зверобойный промысел истощает запасы природных ресурсов водных экосистем, влияет на распространение зоонозных патогенов, способствует развитию нелегальной торговли морскими животными и(или) их частями, обостряет проблему климатических изменений. Последние изменения законодательства свидетельствуют о пересмотре государством отношения к водным биоресурсам на основе современного развития коренных народов Севера.

Соразмерность как конституционный принцип ограничения прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации

Введение. Конституция РФ 1993 г. допускает возможность ограничения прав и свобод личности и устанавливает императивные условия (принципы) введения и действия этих ограничений. Одним из таких конституционных принципов является принцип соразмерности: права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только в той мере, в какой это необходимо для достижения указанных в части 3 статьи 55 целей. Теоретический анализ. Принцип соразмерности ограничений определенным целям в настоящее время декларируется конституциями многих государств, а также является частью международно-правовых критериев ограничений прав человека. Некоторые концептуальные вопросы содержания конституционного принципа соразмерности разрешены Конституционным Судом России. В самом общем виде принцип соразмерности означает, что: применяемые для ограничения прав и свобод меры (средства) должны быть обусловлены конституционными целями; ограничительные меры (средства) не должны быть большими, чем это необходимо; ограничительные меры (средства) не должны приводить к несоразмерным, чрезмерным, избыточным ограничениям. Эмпирический анализ. Анализ решений Конституционного Суда России показывает, что в каждом конкретном случае Суд определяет необходимую меру в ограничении того или иного права (свободы), сопоставляя, взвешивая конституционно признаваемые ценности (с одной стороны – права определенного человека, с другой – права иных лиц, интересы государства, интересы общества), а также оценивая адекватность правовых средств, применяемых для достижения какой-либо конституционно установленной цели (целей) ограничения. Выводы, к которым пришел Суд относительно соразмерности или несоразмерности (чрезмерности) ограничения того или иного права, обязательны не только для законодателя, но и в некоторых случаях для правоприменителя. Результаты. Делается вывод о том, что реализация конституционного принципа соразмерности ограничений в законотворчестве и правоприменении означает, что при установлении и применении ограничений прав и свобод для достижения определенной конституционной цели (целей) должны предусматриваться и использоваться исключительно необходимые в данной ситуации меры (средства). Принцип соразмерности ограничений является одним из критериев оценки конституционности ограничения любого права или свободы, а также одной из гарантий от произвольных (необоснованных, чрезмерных, неконституционных) ограничений, поскольку предполагает существование определенных границ (пределов, рамок, условий) законотворчества и правоприменения.

Социальные медиа в конституционно-правовом пространстве России и Германии

Введение. Статья посвящена конституционно-правовому регулированию социальных медиа в Российской Федерации и Федеративной Республике Германии. Установлена высокая роль социальных медиа в процессе формировании общественного мнения в условиях создания и развития демократического государства и гражданского общества. Авторами осуществлен комплексный анализ российского и немецкого законодательства в исследуемой сфере; выделены специфичные черты правового регулирования социальных медиа в России и Германии. Теоретический анализ. Социальные медиа являются одним из ключевых субъектов, оказывающих влияние на формирование общественного мнения. Однако современное законодательство Российской Федерации весьма поверхностно регулирует правовой статус данного медийного института. В свою очередь, Федеративная Республика Германия имеет больший опыт правового регулирования социальных медиа. Основываясь на определенной близости государственно-правовых механизмов России и Германии, а также высоком уровне развития демократических институтов последней, авторами проведен анализ статуса социальных медиа в конституционно-правовом пространстве данных стран в целях изучения возможности адаптации немецкого опыта для совершенствования российского законодательства. Эмпирический анализ. Высокая степень влияния социальных медиа на общественное мнение обусловлена рядом характерных специфик их создания и функционирования: стихийный характер создания контента, высокая скорость распространения информации, минимальный уровень внешнего воздействия, легкоусвояемый характер сведений. В совокупности указанные характеристики данного института существенно осложняют осуществление в отношении них правового регулирования, действенного и эффективного на практике, что также обусловливает проведение исследования. Результаты. Изучены общие и специфичные черты законодательного регулирования социальных медиа в Российской Федерации и в Федеративной Республике Германии; на основе полученного опыта, с учетом действующего в России конституционно-правового регулирования выдвинуты предложения по совершенствованию российской законодательной системы в сфере социальных медиа. На основе анализа сложившейся системы законодательства Российской Федерации и Федеративной Республики Германии, регулирующей отношения в сфере производства и распространения массовой информации, сделан вывод о наличии существенных проблем правового регулирования по данному вопросу. Установлено, что российское законодательство о средствах массовой информации в принципе исключает социальные медиа из предмета своего регулирования, если они не были зарегистрированы в установленном законом порядке в качестве средства массовой информации. Установлено, что законодательство ФРГ о социальных медиа также имеет определенные недостатки, однако оно более совершенно, чем российское. На основе проведенного исследования предлагается принятие в России федерального закона о социальных медиа с адаптацией немецкого опыта к российской системе. В частности, предлагается осуществление администрацией социальных медиа совместного мониторинга с государством за созданием и распространением массовой информации.

«Хрущевская конституция»: путь нового конституционализма

Введение. Научные исследования, посвященные процессу подготовки и разработки проекта Конституции СССР 1964 года, стали появляться только в постсоветский период. В советское же время данная тематика была под запретом, а сам проект, находясь в архиве, был недоступен для исследования. Изучение «Хрущевской конституции» началось только в постсоветский период. Так как проведенные в последнее десятилетие конституционные реформы (2008, 2014, 2020 гг.) вызвали бурную дискуссию в научной среде, то исследование проекта Конституции СССР 1964 г. приобретает новую актуальность, позволяя взглянуть на процесс развития отечественного конституционализма всеобъемлюще. Теоретический анализ. Изучение исторического пути развития российского конституционализма дает возможность получения нового теоретического материала для его применения в дальнейшей практике государственного строительства. Целью публикации является обобщение опыта конституционного проектирования периода «оттепели». Задачами исследования были следующие: выявление причины, вызвавшей необходимость разработки нового Основного закона; определение отношения советского общества к институту президентства; анализ содержания проекта Конституции СССР 1964 г. Эмпирический анализ. Завершение эпохи сталинизма и начало периода «оттепели» требовали концептуального пересмотра основ конституционного строя Советского государства. В период правления Н. С. Хрущева обозначились четкие тенденции к децентрализации управления экономикой и государственного управления, стал актуальным возврат к идее «социалистической законности». Для решения этих задач требовалось создание соответствующей законодательной базы, которая должна была исходить из Основного закона страны. Однако существовавшая Конституция СССР 1936 г. не могла стать опорой для проведения широкой либерализации государственно-партийной системы. В результате запросов новой эпохи возникла идея принятия нового Основного закона, получившего название «Хрущевская конституция». Результаты. Рассмотрение в настоящей статье развития советского конституционализма в период правления Н. С. Хрущева позволило сделать вывод о значительном вкладе проекта Конституции СССР 1964 г. в формирование конституционного облика Советского государства вплоть до его развала. Также содержание «Хрущевской конституции» позволяет подчеркнуть ее намного больший демократический потенциал в отличие от Конституций СССР 1936 и 1977 г.

Страницы