конституция

КАТЕГОРИЯ «ЦЕННОСТЬ» В КОНСТИТУЦИОННОМ ПРАВЕ РОССИИ

Статья посвящена исследованию категории «ценность» в конституционном праве. Автор исследует конституционно-правовое содержание таких ценностей, как человек, его права и свободы, равенство, справедливость. Закрепление в Конституции РФ и реализация этих ценностей обусловливают развитие России как демократического, правового, социального государства.

Конституционные социальные права в странах Европейского союза. Теоретические положения и проблемы реализации

Введение. Социальные права относятся ко второму поколению прав и свобод человека, обеспечивают социальную безопасность, всестороннее развитие личности. Они достаточно широко представлены в национальном законодательстве стран Европейского союза, в первую очередь в профильном законодательстве. Однако этого нельзя сказать о конституционном праве, что связано с различными подходами ученых-юристов и наработанными практиками по правовому регулированию реализации соцгарантий в конкретном государстве. Методологическую основу работы составили общенаучные и специально-юридические методы исследования. Теоретический анализ. В научной европейской литературе нет единого подхода к определению основных социальных прав, их сущности, видов, правовых последствиях. Более того, существуют кардинально противоположные точки зрения о необходимости их признания и закрепления на конституционном уровне. Так, дискуссия присутствует в отдельных государствах и Европейском союзе в целом. В правовой доктрине ряда стран, например Германии, применяются широкий и узкий подходы к определению социальных прав. При этом на общеевропейском уровне преимущественно используется широкий подход, который обращает внимание на наличие соцгарантий в конституциях и, соответственно, государственных целевых программах социальной направленности. Эмпирический анализ. В целом, Конституции стран ЕС закрепляют отдельные социальные права, которые могут отличаться по фактической форме их выражения в конституционных актах в зависимости от юридических подходов, традиций, исторического пути, экономического и политического опыта конкретного государства. Между тем точка зрения о необходимости признания социальных прав на высшем уровне, несмотря на имеющуюся критику, стала определяющей при их последующем включении в Хартию Европейского союза об основных правах. Результаты. В рабочем документе Европарламента выделяются три системы интеграции социальных прав в Основной закон: либеральная (например, Австрия), умеренная (например, ФРГ) и южноевропейская (характерна для Испании, Италии, Португалии, Греции). В то же время сравнение показывает, что для реализации прав второго и третьего поколения недостаточно одного их конституционного закрепления. Необходим общественно-политический консенсус, отражаемый через нормативно-правовые акты, принимаемые законодательным органом. На уровне Европейского союза предпринимаются попытки расширения социальных гарантий, которые сталкиваются с неприятием концепции по унификации социальных прав со стороны отдельных государств-членов.

Новые принципы федерализма: гарантия территориальной целостности и суверенитета Российской Федерации

Введение. Статья посвящена анализу конституционно-правового регулирования вопросов российского федерализма, а именно сохранению территориальной целостности и суверенитета Российской Федерации. Теоретический анализ. Автор рассматривает основные результаты развития событий в Российской Федерации и в иностранных государствах в сфере обеспечения государственного суверенитета. В том числе рассматриваются итоги референдумов о независимости в отдельных странах, попытки введения новых норм международного права, напрямую ограничивающие суверенитет государств, нестабильность обстановки в социально-политических сферах субъектов Российской Федерации, объединение регионов, федеральных округов. Автор формулирует тезис о том, что проблема сохранения территориальной целостности, суверенитета нашей страны весьма актуальна и требует создания механизма его обеспечения. Поскольку в действующем законодательстве недостаточно объема правового регулирования данного вопроса, предложены пути совершенствования Конституции Российской Федерации, а именно закрепление в ней новых принципов федерализма. Результаты. Автор приходит к заключению, что предложенный механизм позволит обеспечить и сохранить территориальную целостность России и надежно гарантировать единство нашего государства. С этой целью автор предлагает включить в Конституцию Российской Федерации новые принципы федерализма, которые в кризисных ситуациях смогли бы обеспечить сохранение территориальной целостности государства и стали бы гарантиями государственного суверенитета. К таким принципам можно отнести следующие: 1) запрет на проведение референдумов с сепаратистскими вопросами; 2) возможность прямого президентского правления; 3) запрет на выход из состава государства (сецессия), в том числе в одностороннем порядке; 4) принцип верховенства национального законодательства над решениями Европейского суда по правам человека, противоречащими Конституции Российской Федерации. Также необходимо предусмотреть механизм, позволяющий исключать обязательное применение решений международных организаций, создающих угрозу государственному суверенитету.

Конституционное регулирование экономических отношений в зарубежных странах: история и современность

Введение. Традиционно конституционное регулирование рассматривается как воздействие посредством норм конституции на наиболее фундаментальные основы жизни общества. Выделение общих черт конституционного регулирования, «поколений конституций» не снимает вопроса о наличии в конституциях различных периодов общих и особенных черт в определении принципов функционирования разных систем, в том числе экономических отношений. Теоретический анализ. Формулирование конституционных положений об основах экономической системы государства зависит не столько от времени со здания конституции, сколько от избранной руководством страны экономической политики. Эмпирический анализ. Оценка положений основных законов различных зарубежных стран показала, что уже в конституциях «первого поколения», несмотря на несистемность регулирования экономических отношений, можно выделить три составляющих конституционного регулирования рассматриваемых отношений: с позиции правового статуса личности, с позиции организации публичной власти и с позиции территориального устройства государства. Конституции «второго поколения» значительно расширили сферу конституционного регулирования общественных отношений, в том числе и в экономической сфере, хотя системность формулирования основ экономической системы в рассматриваемый период отсутствовала. В современных конституциях данный вопрос регламентирован с высокой долей унификации: чаще всего подобные нормы содержатся в главах об общей характеристике государства, правах и свободах человека и гражданина, в некоторых конституциях экономическим отношениям в целом или частным вопросам посвящена отдельная глава. Результаты. Схожесть базовых принципов конституционного за- крепления экономических отношений не означает наличия единой модели регулирования, что обусловлено как традициями конституционного строительства отдельного государства, так и расстановкой политических сил в момент разработки проекта конституции. Особенно ярко обозначенный вывод проявляется при анализе конституционного регулирования принципов предпринимательской деятельности.

Категория «общественный контроль» в конституционном законодательстве зарубежных государств

Введение. Данная статья подвергает анализу конституционное законодательство зарубежных стран на предмет наличия в нем нормативного закрепления категории «общественный контроль». Изучаются юридико-технические подходы к определению содержания данного понятия, применяемые в иностранных государствах, а также выделяются общие и специфические черты институциализации общественного контроля в национальных правовых системах. Основная цель работы заключается в исследовании особенностей правопонимания и правореализации общественного контроля в зарубежных странах.

Результаты. Проведен анализ норм конституций зарубежных государств, закрепляющих основы народовластия. В статье показана зависимость использования категории «общественный контроль» в конституционном законодательстве стран в зависимости от национальных особенностей организации и функционирования политико-правовых систем. Особое внимание уделено влиянию российской правовой системы на развитие законодательства в сфере общественного контроля в странах СНГ.

Заключение. Автор приходит к выводу, что зарубежные страны достаточно редко используют концепцию общественного контроля, заменяя ее в большинстве случаев концепцией гражданского участия, предполагающей, по сути, идентичные формы и способы взаимодействия государства и гражданского общества.

ОГРАНИЧЕНИЕ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В УСЛОВИЯХ ВОЕННОГО ПОЛОЖЕНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Введение. В конституциях государств закрепляются два режима осуществления государственной власти – ординарный (обычный) и экстраординарный (особый правовой, чрезвычайный). Основанием для введения чрезвычайного режима выступает внутренняя или внешняя угроза конституционному строю государства, существованию самого государства. Целью введения чрезвычайного режима является восстановление конституционного право- порядка. Необходимый элемент чрезвычайного режима – установление ограничений прав и свобод личности. Конституция РФ 1993 г. предусматривает два вида особого правового режима – чрезвычайное положение и военное положение. Цель. Целью статьи является анализ конституционных и законодательных норм, регламентирующих ограничение прав личности в условиях военного положения, а также исследование специфики ограничений прав и свобод человека и гражданина, вводимых в период действия военного положения. Результаты. Анализ конституционного законодательства позволяет выявить специфические признаки ограничений прав личности в условиях военного положения. Эти ограничения: вводятся для обеспечения обороны страны и безопасности государства; становятся дополнительными по отношению к уже действующим ограничениям (базовым); являются самыми простыми вида- ми ограничений – ограничениями-запретами; носят временный характер; действуют только на определенной территории. Заключение. Делается вывод о том, что ограничения прав и свобод человека и гражданина, применяемые в условиях военного положения, позволяют расширить полномочия государственных органов и в этом смысле являются одним из инструментов, позволяющих отразить агрессию и восстановить конституционный правопорядок. Конституционное законодательство достаточно подробно регламентирует возможность применения ограничений прав и свобод в условиях военного положения. 

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ КОНСТИТУЦИОННЫХ ОБЯЗАННОСТЕЙ ЛИЧНОСТИ

Юридические обязанности личности являются разновидностью правовых социальных норм. Каждый член общества имеет юридические обязанности (общие, специальные, индивидуальные). Важнейшие из юридических обязанностей закрепляются в конституциях государств. Цель статьи – определить общее (теоретическое) и специфическое в конституционных обязанностях личности. Результаты. Рассмотрены различные теоретические подходы к определению понятия «юридическая обязанность личности» и к обоснованию значения юридических обязанностей личности для государства, общества, граждан. Выявлены общие черты всех юридических обязанностей личности. Выводы. Конституционным обязанностям свойственны все характерные черты юридических обязанностей. Конституционные обязанности обладают также специфическими чертами, обусловленными юридическими свойствами конституции (они имеют всеобщий характер; являются базовыми для всех иных юридических обязанностей; обеспечивают возможность создания и существования в обществе и государстве порядка, основанного на праве; являются одним из условий существования государства).

СЕКСУАЛЬНЫЕ И РЕПРОДУКТИВНЫЕ ПРАВА И СВОБОДЫ ЧЕЛОВЕКА В КОНСТИТУЦИЯХ И ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ ЗАРУБЕЖНЫХ ГОСУДАРСТВ

Введение. Организация Объединенных Наций и Всемирная организация здравоохранения завершают формирование международной системы сексуальных и репродуктивных прав и свобод, проводят имплементацию положений этой системы в национальное право. Происходящий процесс подчиняется ряду общих закономерностей, анализ которых проводится в данной статье. Цель. Выявить универсальные закономерности в раз- витии сексуальных и репродуктивных прав и свобод человека, используя в качестве иллюстративного материала конституции и законы Индии, Швейцарии и Габона. Методы. Исследование проводилось с использованием сравнительно-правового мето- да, опиралось на авторскую модель ограничения сексуальных и репродуктивных прав. Примеры, приведенные в настоящей публикации, подобраны с учетом дифференциации трех ука- занных государств по правовым семьям. Нижеприведенные выдержки из конституций являются авторским переводом их официальных текстов на английском и немецком языке. Ре- зультаты. Автором изучены конституционно-правовое закре- пление и регламентация сексуальных и репродуктивных прав в изучаемых странах. Рассматриваемые в статье государства располагаются на разных этапах процесса достижения наи- высшего возможного уровня соблюдения и защиты сексуаль- ных и репродуктивных прав и свобод человека и гражданина. Заключение. Процесс достижения наивысшего возможного уровня соблюдения и защиты сексуальных и репродуктивных прав и свобод человека и гражданина протекает индуктивно. В статье представлена модель этого процесса.