конституция

Категория «общественный контроль» в конституционном законодательстве зарубежных государств

Введение. Данная статья подвергает анализу конституционное законодательство зарубежных стран на предмет наличия в нем нормативного закрепления категории «общественный контроль». Изучаются юридико-технические подходы к определению содержания данного понятия, применяемые в иностранных государствах, а также выделяются общие и специфические черты институциализации общественного контроля в национальных правовых системах. Основная цель работы заключается в исследовании особенностей правопонимания и правореализации общественного контроля в зарубежных странах.

Результаты. Проведен анализ норм конституций зарубежных государств, закрепляющих основы народовластия. В статье показана зависимость использования категории «общественный контроль» в конституционном законодательстве стран в зависимости от национальных особенностей организации и функционирования политико-правовых систем. Особое внимание уделено влиянию российской правовой системы на развитие законодательства в сфере общественного контроля в странах СНГ.

Заключение. Автор приходит к выводу, что зарубежные страны достаточно редко используют концепцию общественного контроля, заменяя ее в большинстве случаев концепцией гражданского участия, предполагающей, по сути, идентичные формы и способы взаимодействия государства и гражданского общества.

ОГРАНИЧЕНИЕ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В УСЛОВИЯХ ВОЕННОГО ПОЛОЖЕНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Введение. В конституциях государств закрепляются два режима осуществления государственной власти – ординарный (обычный) и экстраординарный (особый правовой, чрезвычайный). Основанием для введения чрезвычайного режима выступает внутренняя или внешняя угроза конституционному строю государства, существованию самого государства. Целью введения чрезвычайного режима является восстановление конституционного право- порядка. Необходимый элемент чрезвычайного режима – установление ограничений прав и свобод личности. Конституция РФ 1993 г. предусматривает два вида особого правового режима – чрезвычайное положение и военное положение. Цель. Целью статьи является анализ конституционных и законодательных норм, регламентирующих ограничение прав личности в условиях военного положения, а также исследование специфики ограничений прав и свобод человека и гражданина, вводимых в период действия военного положения. Результаты. Анализ конституционного законодательства позволяет выявить специфические признаки ограничений прав личности в условиях военного положения. Эти ограничения: вводятся для обеспечения обороны страны и безопасности государства; становятся дополнительными по отношению к уже действующим ограничениям (базовым); являются самыми простыми вида- ми ограничений – ограничениями-запретами; носят временный характер; действуют только на определенной территории. Заключение. Делается вывод о том, что ограничения прав и свобод человека и гражданина, применяемые в условиях военного положения, позволяют расширить полномочия государственных органов и в этом смысле являются одним из инструментов, позволяющих отразить агрессию и восстановить конституционный правопорядок. Конституционное законодательство достаточно подробно регламентирует возможность применения ограничений прав и свобод в условиях военного положения. 

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ КОНСТИТУЦИОННЫХ ОБЯЗАННОСТЕЙ ЛИЧНОСТИ

Юридические обязанности личности являются разновидностью правовых социальных норм. Каждый член общества имеет юридические обязанности (общие, специальные, индивидуальные). Важнейшие из юридических обязанностей закрепляются в конституциях государств. Цель статьи – определить общее (теоретическое) и специфическое в конституционных обязанностях личности. Результаты. Рассмотрены различные теоретические подходы к определению понятия «юридическая обязанность личности» и к обоснованию значения юридических обязанностей личности для государства, общества, граждан. Выявлены общие черты всех юридических обязанностей личности. Выводы. Конституционным обязанностям свойственны все характерные черты юридических обязанностей. Конституционные обязанности обладают также специфическими чертами, обусловленными юридическими свойствами конституции (они имеют всеобщий характер; являются базовыми для всех иных юридических обязанностей; обеспечивают возможность создания и существования в обществе и государстве порядка, основанного на праве; являются одним из условий существования государства).

СЕКСУАЛЬНЫЕ И РЕПРОДУКТИВНЫЕ ПРАВА И СВОБОДЫ ЧЕЛОВЕКА В КОНСТИТУЦИЯХ И ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ ЗАРУБЕЖНЫХ ГОСУДАРСТВ

Введение. Организация Объединенных Наций и Всемирная организация здравоохранения завершают формирование международной системы сексуальных и репродуктивных прав и свобод, проводят имплементацию положений этой системы в национальное право. Происходящий процесс подчиняется ряду общих закономерностей, анализ которых проводится в данной статье. Цель. Выявить универсальные закономерности в раз- витии сексуальных и репродуктивных прав и свобод человека, используя в качестве иллюстративного материала конституции и законы Индии, Швейцарии и Габона. Методы. Исследование проводилось с использованием сравнительно-правового мето- да, опиралось на авторскую модель ограничения сексуальных и репродуктивных прав. Примеры, приведенные в настоящей публикации, подобраны с учетом дифференциации трех ука- занных государств по правовым семьям. Нижеприведенные выдержки из конституций являются авторским переводом их официальных текстов на английском и немецком языке. Ре- зультаты. Автором изучены конституционно-правовое закре- пление и регламентация сексуальных и репродуктивных прав в изучаемых странах. Рассматриваемые в статье государства располагаются на разных этапах процесса достижения наи- высшего возможного уровня соблюдения и защиты сексуаль- ных и репродуктивных прав и свобод человека и гражданина. Заключение. Процесс достижения наивысшего возможного уровня соблюдения и защиты сексуальных и репродуктивных прав и свобод человека и гражданина протекает индуктивно. В статье представлена модель этого процесса.